“Димитриада” или о событиях на Чечерщине начала XVII века по сведениям “Баркулабовской хроники”

0
987
Лжедмитрий, картина

Начало ХVII века в российской истории характеризуется как “смутное время”. Это, конечно, известно если не каждому, то многим со школьной скамьи. Наш край пограничный с Россией и события истории нашей тесно переплетены с российской. Задача же настоящей статьи подчеркнуть то, что события этого времени были связаны с Чечерщиной.

В очень тяжелых условиях начался ХVII век на Чечерщине. И первым великим несчастьем был страшный голод. Как записано в “Боркулабовской хронике” “яко в тых роках 600, 601, 602 великие, сильные были незрожаи; такие голоды, поветрие, хворобы, бо в летех тых бывали летом великие морозы, сильные грады”. Все это и привело в 1602 году к голоду. “Людей множество почали мерти, по пятеру, по тридцати у яму хоронили. Хворых, голодных, пухлых много множество страх видети гневу божого”. Много людей из Беларуси подались на Низ, на Украину, и возвращаться начали только в 1603 году.

Кроме того, в 1601г. Речь Посполитая вела войну со шведами в Прибалтике. Оттуда, не снискав себе славы, после смерти гетмана Самуэля Кошки, в восточную Беларусь вышло 4000 запорожских казаков. Новым гетманом они избрали Ивана Куцка. Но в 1603 году он “здал з себе гетманство казацкое для того, иж у войску великое своволенство: што хто хочет, то броит”. Приезжал тогда к козакам королевский представитель, грозил им, чтобы они “гвалту в месте, в селах не чинили”. Но толку от его угроз было мало. После Ивана Куцка гетманом козаков стал Иван Косой. В связи с трудностями с прокормом, подразделения их были разбросаны по большой территории: от Полоцка до Речицы. Стояли они и “у Чечерску”. В том же 1603 г., “коли козаки запорозкие назад на Низ отсоля выежджали, теперь же великую силную шкоду по селах, по местах чинили: жонки, девки и хлопята з собою много брали. Также коней много з собою побрали. Один козак будет мети коней 8,10,12, а хлопят трое – четверо, жонки албо девки – две албо три”. Кроме страшного голода, как видим, Чечерщина была еще и опустошена и “своим” вышедшим из повиновения войском.

Такой голод постиг и многие области России, где в то время правил первый выборный царь Борис Годунов. Спасаясь от голода, и там множество людей ринулось на юг. Так на Украине оказался один монах. В 1603г. он уже в Брагине, расстригся и служит князю Адаму Вишневецкому. Заболев, якобы перед смертью, поведал, что он царевич Дмитрий, сын Ивана Грозного. Это был монах Григорий, в миру Юрий Отрепьев. Так началась история Лжедмитрия I. С историей Чечерщины его история связана косвенно, — здесь его представители вербовали охотников для похода на Москву. Как известно, Лжедмитрия поддержали король Сигизмунд III и сандомирский воевода Юрий Мнишек, но как частные лица. Речь Посполитая была шляхетской республикой, где вопросы войны и мира решал сейм. Конфликта с Москвой никто не хотел, и в этом предприятии король поддержки не получил.

Лжедмитрий же нанял около 3000 охотников за приключениями, среди которых было 2000 казаков и 500 православных шляхтичей из Беларуси (возможно, были и из Чечерщины). Авантюра чистой воды увенчалась успехом. Лжедмитрий вошел в Москву, был венчан на царство патриархом Игнатием, женился на Марине Мнишек и правил около года. С наемниками он расплатился щедро. Но, как известно, закончил он плохо: 17 мая 1606г. заговорщики во главе с Шуйскими спровоцировали бунт, и он был убит, тело его зарядили в пушку и выстрелили на запад. Царем был выбран Василий Шуйский.

А ровно через год в Беларуси объявится вновь чудесным образом спасшийся царь Дмитрий, оставивший след в истории как Лжедмитрий II. Вот его путь напрямую шел через Чечерщину.

Согласно “Баркулабовской хроники” в мае 1607г. со Шклова на Попову Гору (сейчас Красная Гора Брянской области, наши районы граничат) шел “якийсь Дмитр Иванович. Менил себе быти оным царем московским, который первый того Москву взял и там же оженился… А мел на собе оденье плохое: кожух плохий, шлык баряный. В лете в том ходил”. Здесь же хроника сообщает, что был он вначале учителем в Шклове, потом учительствовал в Могилеве.

Старостой чечерским и пропойским в это время был Николай Зенович. В Пропойске (теперь г. Славгород) его люди арестовали Лжедмитрия и посадили в тюрьму, дабы избежать назревавшего международного конфликта. Но в тюрьме сидел он недолго. “Димитриада-II” пришлась по вкусу королю и некоторым магнатам. В частности, в Великом Княжестве Литовском Лжедмитрия II поддержал минский воевода Ян Пац. Чечерское староство входило в это время в Речицкий повет Минского воеводства. Так что, вскоре “пан Рагоза, врядник чечерский, за ведомостью пана своего его милости Зеновича, старосты чечерского, оного Дмитра Нагого на Попову Гору, то есть за границу московскую пустил, со слугами его препроводил”. А из Пропойска путь Лжедмитрия, как указывается в хронике, проходил через села Онисковичи и Сидоровичи,— это теперешние Нисимковичи и Сидоровичи Чечерского района. Был ли он в Чечерске — неизвестно. Скорее всего нет, так как раньше была прямая дорога из Пропойска , через Сидоровичи до Волосович. Спустя 100 лет в 1708 году по ней шел корпус шведов во главе с Левенгауптом после поражения при Лесной на соединение с основными силами Карла XII. Только он пошел из Волосович не на Попову Гору, а через тепереш ний Ветковский район, через Немки на Верещаки и далее на Стародуб.

Но вернемся к “царю Димитрию”. По прибытии в Попову Гору, где его сразу же признали царем, он “почал листы писати до Могилева, до Оршы, до Мстиславля, Крычова и до всих украинных замков (т.е. в Чечерск, Пропойск, Рогачев, Гомель), абы люди рыцерские, люди охотные до онаго Дмитра Нагого прибывали, гроши брали его”. Проще говоря, самозванец стал вербовать наемников. И охотники вновь нашлись. Вскоре Лжедмитрий II контролировал полови¬ну Московского царства (даже Марина Мнишек при¬знала в нем своего мужа), и был еле остановлен армией Шуйского перед самой Москвой в деревне Тушино. В его тушинском лагере возвысились Романовы, будущие самодержцы российские.

В авантюру ввязался и король Речи Посполитой, — уже осенью 1609г. он вел через Беларусь регулярную армию на Смоленск. Через пару месяцев дезертиры из этой армии наводнили восточную Беларусь. В связи с этим, 9 декабря 1609 года Сигизмунд III направил “благородному Николаю Зяновичу, старосте чечерскому и пропойскому …” грамоту, в которой сообщалось об участившихся случаях дезертирства “как кавалеристов, так и пехотинцев” и требовалось принять меры к их поимке. Эта грамота опубликована в книге “Памяць. Чачэрскi раён”.

Авантюра же и Лжедмитрия II закончилась плохо. Он был убит в ссоре одним из своих сподвижников в 1610 году.

Аўтар: Сергей Атрощенко