Деятельность Туровского комсомольско-молодежного подполья в годы Великой Отечественной войны

0
168
Деятельность Туровского комсомольско

В годы Великой Отечественной войны белорусскому народу пришлось пе­режить все ужасы нацистской оккупации. Идеологические установки гитлеров­ского национал-социализма носили явно античеловеческий и антиславянский характер. Согласно плану «Ост», разработанному немецкими правительствен­ными кругами, большая часть населения БССР подлежала выселению и уни­чтожению, а незначительная часть — онемечиванию. На оккупированной терри­тории республики стала постепенно развертываться всенародная борьба против оккупационного «нового порядка». В ней участвовали мужчины, женщины, старики и дети, которые являлись представителями различных национальностей и религиозных конфессий. Одним из направлений всенародной борьбы яв­лялось советское антифашистское подполье.

Большое значение имело принятие Директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., адресованной партийным и советским организациям прифрон­товой полосы. В ней был изложен комплекс конкретных мер по организации сопротивления оккупантам [1, с. 22-24]. Конкретизацией этого постановления применительно к местным условиям стала Директива ЦК КП(б)Б № 1 «О пере­ходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом». Она была издана 30 июня 1941 г. В ней отмечалось, что во всех городах, районных центрах, рабочих поселках, железнодорожных станциях, колхозах и совхозах должны были заблаговременно создаваться из числа надежных лиц подпольные ячейки и явочные квартиры. Осуществление данных мероприятий возлагалось на первых секретарей обкомов, горкомов и райкомов КП(б)Б. При этом в состав подпольных ячеек должны были включаться коммунисты, которые были мало известны в том или ином городе или районе. Общее руководство работой вышеотмеченных структур возлагалось на городские и районные тройки. Они со­стояли из секретаря райкома или горкома КП(б)Б, военного работника, оргра­ботника [1, с. 34].

Отдельные аспекты, касающиеся организации борьбы на оккупированной территории, были освещены и в Директиве ЦК КП(б)Б № 2 от 1 июля 1941 г. В ней отмечалось, что подпольные организации должны были иметь явочные квартиры, адрес которых должен был быть заблаговременно сообщен военному отделу ЦК [1, с. 35]. Таким образом, данная мера способствовала бы более тес­ному взаимодействию между собой нелегальных структур.

Летом 1941 г. в одном из уникальных и живописных по составу флоры и фауны уголков республики — Белорусском Полесье — развернулись ожесточен­ные бои между частями Красной армии и вермахта. 15 июля гитлеровцы захва­тили г. п. Туров, а уже к 23 августа они установили свой контроль над значи­тельной частью территории Туровского района. Однако так называемый «но­вый порядок» в данной местности просуществовал непродолжительное время. Народным мстителям отдельного Туровского отряда, сформированного на базе Туровского истребительного батальона, возглавляемого начальником районного отдела НКВД Н.И. Голиковым (комиссары В.П. Савин, М.М. Белявский), сов­местно с частями Красной армии удалось освободить от гитлеровцев г. п. Туров и ряд близлежащих деревень. Около двух недель военнослужащие и партизаны осу­ществляли оборону вышеотмеченного населенного пункта от непрерывных атак немецких войск. Под давлением превосходящих их в живой силе и технике ча­стей вермахта красноармейцы и народные мстители были вынуждены оставить г. п. Туров 23 августа 1941 г. [2, с. 318].

На основе директив, принятых вышестоящими партийными и советскими органами СССР и БССР, руководством ЦК ЛКСМБ и Полесского обкома ЛКСМБ в августе 1941 г. до оккупации гитлеровцами городского поселка и Ту­ровского района были заблаговременно приняты меры по организации комсо­мольского подполья. Выполнение данной задачи возлагалось на секретаря местного райкома комсомола Э. Ф. Шубенок. Ей было поручено создать сеть нелегальных комсомольских структур как в самом Турове, так и на территории района. Координацию их деятельности после прихода гитлеровцев планирова­лось осуществлять посредством Туровского подпольного райкома ЛКСМБ, ко­торый и должна была возглавить Э.Ф. Шубенок [3, с. 334]. 23 августа 1941 г. состоялась ее встреча с представителями комсомольского актива г. п. Турова и района. На ней был обсужден комплекс мер по созданию нелегальных комсо­мольско-молодежных структур.

После оккупации гитлеровцами Туровского района Э.Ф. Шубенок нахо­дилась в расположении отдельного Туровского отряда. Его деятельность в дан­ный период была достаточно разнообразной. Помимо налаживания работы не­легальных комсомольских структур, она выполняла и ряд ответственных зада­ний, порученных ей руководством партизанского отряда. Так, например, Э.Ф. Шубенок принимала активное участие в уничтожении Туровской нефтя­ной базы. Также она осуществляла сбор разведывательной информации, неод­нократно посещая с данной целью г. п. Туров.

В сентябре 1941 г. партизаны отдельного Туровского отряда стали испы­тывать серьезные трудности. В частности, остро ощущалась нехватка боепри­пасов и продуктов питания. На партийном собрании отряда было принято ре­шение, разбившись на несколько групп, пробиваться к своим за линию фронта [4, с. 667]. В ходе одного из боев с гитлеровцами на территории Ельского райо­на многие из партизан погибли либо пропали без вести. Среди последних была и Э.Ф. Шубенок, судьба которой долгое время была неизвестна. Как позднее выяснилось, она осталась в живых и смогла связаться с брагинскими патриота­ми. Руководством подполья Э.Ф. Шубенок было поручено проникнуть в рай­онный центр г. Речицу с целью добычи разведывательной информации. Однако девушка была опознана полицаем, с которым она раньше училась в школе. По его доносу, Э.Ф. Шубенок была схвачена и позднее расстреляна. Советское ру­ководство высоко оценило ее заслуги перед Родиной. Незадолго до своей гибе­ли указом Верховного Совета СССР Э.Ф. Шубенок была награждена медалью «За отвагу». Таким образом, она стала первой женщиной в СССР, удостоенной этой высокой правительственной награды [5, с. 354-355].

Г итлеровцы уделяли большое внимание ликвидации очагов сопротивления на оккупированной территории. Ими в июле-августе 1941 г. была проведена первая крупномасштабная операция на территории БССР под кодовым назва­нием «Припятские болота». Ее целью являлось уничтожение партизан, а также лиц из числа гражданского населения, которые оказывали помощь народным мстителям. Затронула она и территорию Туровского и Житковичского районов. В ходе операции с участием частей вермахта и СС было уничтожено порядка 13 788 советских граждан [6, с. 329]. После захвата г. п. Турова гитлеровцы осу­ществили и ряд показательных казней местных горожан. Однако сломить волю к сопротивлению со стороны советских граждан им так и не удалось.

Туровская комсомольско-молодежная группа стала функционировать с октяб­ря 1941 г. Всего в ее ряды входило более 20 человек. Руководителями группы вплоть до середины осени 1942 г. являлись И.Л. Хилинский и А.В. Сидоров, дей­ствовавший под псевдонимом Н. П. Иванов. Последний являлся кадровым со­трудником Лельчицкого районного отдела милиции. Однако вскоре после их ухода в лес к партизанам вышеотмеченную нелегальную структуру с октября 1942 по декабрь 1943 гг. возглавили А.Г. Багай и С.В. Царик.

Первоначально советские патриоты занимались проведением агитационно-­пропагандистской работы. Они распространяли листовки среди местного насе­ления, в которых развенчивалась политика немецких оккупационных властей, а также предоставлялась объективная информация о положении дел на советско­-германском фронте. Получение информации осуществлялось благодаря уста­новленному в доме И.Л. Хилинского ламповому батарейному радиоприемнику БНН-9, с помощью которого принимались сводки Совинформбюро. Патриоты испытывали серьезные трудности, связанные с нехваткой оружия и боеприпа­сов. Данная проблема была разрешена благодаря установлению тесных контактов туровских подпольщиков с представителями партизанского отряда В.З. Коржа. Они стали снабжать народных мстителей ценной разведывательной информацией, а последние, в свою очередь, оказали им помощь оружием и боеприпасами. При этом была достигнута договоренность по поводу отправки группы молодежи из г. п. Турова в лес к партизанам. Гитлеровцами был предпринят ряд мер по лик­видации сопротивления в данном населенном пункте. Их усилия были направ­лены на арест подозрительных лиц, а также поиск радиоприемника, с помощью которого распространялись сведения из Большой земли. В результате прове­денных ими массовых облав в г. п. Турове ряд советских граждан был схвачен и затем расстрелян. Подпольщики приложили большие усилия, чтобы вынести радиоприемник за пределы вышеотмеченного населенного пункта. Они спрята­ли его в дупле дерева в урочище Шкаборов. Однако укрытие, в котором нахо­дился радиоприемник, было обнаружено местным объездчиком, который и до­нес о находке в комендатуру. Позднее проблема по получению информации из Большой земли была успешно разрешена. И.Л. Хилинский и С.В. Царик при помощи М. Немшевича установили контакты с подпольщиками, действовав­шими на территории Житковичского района. В частности, у представителей комсомольско-молодежной группы п. Хвоенск имелся собственный радиопри­емник, который не мог функционировать из-за отсутствия ряда деталей. Данная проблема была решена при помощи подпольщика В.С. Митюрича, сумевшего добыть необходимые лампы, батарейки, шнур и др. Наиболее примечательной акцией, проведенной туровскими молодыми патриотами, являлся срыв меро­приятия немецких властей по массовому вывозу молодежи в Германию. Ее уда­лось осуществить благодаря помощи группы врачей, связанной с подпольщи­ками. Ими был объявлен карантин из-за наличия массовых инфекционных за­болеваний как в самом г. п. Турове, так и Туровском районе. Медицинские ра­ботники смогли привести немецким оккупантам веские аргументы по поводу нецелесообразности вывоза людей в Германию.

Помимо этого, группе подпольщиков во главе с Ф. П. Кривым удалось уничтожить автомашину с немецкими военнослужащими. Часть их солдат была убита, а другая получила тяжелые ранения [7, с. 400-401]. Туровскими подполь­щиками проводилась и эффективная агитация среди представителей местного по­лицейского гарнизона. Ее итогом являлся уход в лес к партизанам осенью 1943 г. целого подразделения, в состав которого входило 35 человек, возглавляемого комендантом П. Кресом. В конце этого же года из-за активности немецких спец­служб к народным мстителям была вынуждена уйти и основная масса туровских подпольщиков. Связь со своими оставшимися в городском поселке товарищами они стали поддерживать через О.Л. Хилинскую и А.Ф. Котлярчук. При приближе­нии частей Красной армии к Турову А.В. Сидоров через связных передал приказ советского командования подпольщикам составить схему немецких укреплений. Благодаря подпольщику П.А. Омельчишину данное задание было успешно выпол­нено. Схема немецкой обороны через патриотку А.В. Санец была передана в рас­положение партизанского отряда им. В.П. Чкалова, а оттуда — командованию Красной армии [7, с. 402]. Следует отметить, что Туровская комсомольско- молодежная группа функционировала вплоть до окончательного освобождения городского поселка Красной армией летом 1944 г.

Таким образом, деятельность туровских патриотов в годы Великой Оте­чественной войны была достаточно разнообразной. Они осуществляли диверсии, распространяли сводки Совинформбюро среди местного населения, активно взаи­модействовали с партизанами в совместной борьбе с нацистской «коричневой чу­мой». Благодаря их умелым действиям немецко-фашистским захватчикам был нанесен значимый урон в живой силе и технике. Несмотря на тяжелые условия для ведения нелегальной борьбы и гибель ряда своих представителей, местные патрио­ты способствовали приближению Великой Победы.

Список использованных источников

  1. Гомельщина партизанская: док. и материалы / сост.: В. Д. Селеменев [и др.]; редкол.: В. И. Адамушко [и др.]. — Минск: НАРБ, 2010. — Вып. 1: Начало: июнь 1941 г.- май 1942 г. — 260 с.
  2. Літвін, А. М. Ліхалецце Вялікай Айчыннай / А. М. Літвін // Памяць: гісторыка-дакументальная хроніка Жыткавіцкага раёна / рэдкал.: В. Р. Феранц (рэд.-укл.) [і інш.]. — Мінск: Ураджай, 1994. — С. 314-319.
  3. Падпольныя райкомы КП(б)Б і ЛКСМБ, партызанскія брыгада і атрады, якія былі створаны і дзейнічалі на тэрыторыі раёна ў гады Вялікай Айчыннай вайны // Памяць: гісторыка-дакументальная хроніка Жыткавіцкага раёна / рэдкал.: В. Р. Феранц (рэд.-укл.) [і інш.]. — Мінск: Ураджай, 1994. — С. 333-339.
  4. Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечествен­ной войны (июнь 1941 — июль 1944): краткие сведения об организационной структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов (батальонов) и их личном составе / Ин-т истории партии при ЦК КП Белоруссии; редкол.: А. Л. Манаенков [и др.]. — Минск: Беларусь, 1983. — 765 с.
  5. Феранц, В. Р. Дзяўчына з легенды / В. Р. Феранц // Памяць: гісторыка- дакументальная хроніка Жыткавіцкага раёна / рэдкал.: В. Р. Феранц (рэд.-укл.) [і інш.]. — Мінск: Ураджай, 1994. — С. 353-355.
  6. Літвін, А. М. Палессе партызанскае / А. М. Літвін // Памяць: гісторыка- дакументальная хроніка Жыткавіцкага раёна / рэдкал.: В. Р. Феранц (рэд.-укл.) [і інш.]. — Мінск: Ураджай, 1994. — С. 329-332.
  7. Трывожная маладосць. З успамінаў А. Р. Багая, актыўнага ўдзельніка Тураўскага камсамольска-маладзёжнага падполля // Памяць: гісторыка-
  8. дакументальная хроніка Жыткавіцкага раёна / рэдкал.: В. Р. Феранц (рэд.-укл.) [і інш.]. — Мінск: Ураджай, 1994. — С. 399-403.


Автор:
О. В. Марченко
Источник: Великая Отечественная война 1941–1945 гг. в исторической памяти народа: сборник научных статей Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Победы, Брест, 9–10 апреля 2020 года / Министерство образования Республики Беларусь, Учреждение образования “Брестский государственный технический университет”; редкол.: Н. П. Яловая (гл. ред.) [и др.]. – Брест: БрГТУ, 2020. – С. 113–118. – Библиогр: с. 117–118.