Деятельность научного кружка Н.П. Румянцева в Гомеле

0
1037
Н.П. Румянцев и его научная деятельность в Гомеле

В 1814 году, как известно, карьера Н.П. Румянцева на по­прище государственного деятеля после ухода в отставку была закончена. Но к 60 годам жизни отставной канцлер сохранил еще немало сил и энергии. Сферу их применения он нашел в собирании, исследовании и публикации источников по истории Российского государства и его отдельных регионов.

Вокруг Н.П. Румянцева объединяются энтузиасты, же­лавшие, как и он, изучать документальные памятники, рукопи­си и первопечатные книги. Постепенно формируется своеоб­разное неформальное объединение «Румянцевский кружок» («Румянцевская дружина» – по образному выражению ученых В.П. Козлова и Ю.А. Лабынцева), сплотившее десятки патриоти­чески настроенных людей из разных уголков страны. Как из­вестно из многочисленных исторических и литературных ис­точников, постепенно образовались три основных центра дея­тельности кружка: главный – московский, при так называемой Комиссии печатания государственных грамот и договоров, пе­тербургский – в доме Н.П. Румянцева и белорусский – в Г омеле, где граф после выхода в отставку проводил больше всего вре­мени, а также в Полоцке и Вильно.

Душой и сердцем кружка был его создатель и покрови­тель Николай Петрович Румянцев, который не жалел ни средств, ни сил на научную и поисковую работу. Его поисковая деятельность способствовала тому, что в Гомельском дворце мецената постепенно собралось множество реликвий истории и искусства края (древние акты, королевские и великокняжеские грамоты, привилеи), которые легли позже в основу известного Румянцевского музея.

Н.П. Румянцева можно по праву считать создателем пер­вой в Гомеле археологической коллекции, основную часть ко­торой составляла нумизматика. Графа особенно привлекало коллекционирование старинных монет. Вот что он сообщает А.Ф. Малиновскому в своем письме от 7 сентября 1821 г. из Гомеля: «На сих днях среди самого Гомеля из земли вырыт горшок с серебряными монетами и, кажется мне, рублей на ше­стьсот: к сожалению моему, все они одинаковы и годов тысяча шестьсот двадцатых. Монеты польского короля Сигизмунда» [1,с. 191].

Румянцев собирает также старопечатные и рукописные книги. С этой целью он посещает монастыри, старообрядческие скиты, ярмарки, подворья старообрядцев. Об этом свидетельст­вует переписка канцлера с учеными, членами его кружка. Так, в письме от 18 сентября 1819 г., адресованном А.Ф. Малинов­скому и посланном из Гомеля, он сообщает следующее: «…Я нашел здесь у одного старообрядца Хронограф, но, просмотрев его, ничего в нем особенного не нашел, а в присоединенных к нему тетрадях одну статью сужу быть достойного внимания. Ее теперь для меня списывают…» [1, с. 129]. В письме от 23 сен­тября 1821 г., посланном из Гомеля и адресованном также Ма­линовскому, Н.П. Румянцев пишет: «…Продолжая покупать старопечатные книги, я приобрел одно Евангелие хорошего издания…» [1, с.193]. «…Мне случилось видеть на сих днях у старообрядца в руках свежий экземпляр рукописной Кормчей». Об этом важном событии для графа говорится в его письме А.Ф. Малиновскому от 19 декабря 1821 г. [1, с.202]. Примеча­тельно, что и это письмо послано из Гомеля. «Я сегодня приоб­рел рукопись любопытную, потому что писана в 1370 г. на пер­гамене», – сообщает Румянцев Малиновскому в письме от 8 декабря 1822 г. [1, с. 248]. В это же время граф уведомляет Малиновского о приобретении им в Гомеле «неполного Еван­гелия, в 2 колонки, большим уставом, юсов нет» [1, с. 98- 99].

Давая высокую оценку научной деятельности Н.П. Румян­цева, знаменитый немецкий историк и публицист А. Шлецер в то же время отметил, что граф достоин внимания и тем, что он привлекал к себе людей, разделявших с ним истинную любовь к науке и неутомимо трудившихся для нее, как и он сам.

Одним из таких единомышленников графа стал родона­чальник белорусской археографии И.И. Григорович. Устроив­шись в Гомеле после окончания Петербургской духовной ака­демии, И.И. Григорович по предложению Н.П. Румянцева занялся изучением истории родного края. Найденные им в гу­бернском Могилеве и уездном Мстиславле материалы стали ядром задуманной им трехтомной документальной публикации. Работа велась при постоянной моральной и материальной под­держке Н.П. Румянцева. Первая часть труда под названием «Бе­лорусский архив древних грамот» была издана в Москве в 1824 г. Здесь было помещено 57 грамот и актов, напечатанных на бело­русском, польском и латинском языках. Фактически это было первое археографическое издание, в котором помещенные до­кументы относились только к Беларуси. После выхода книги И.И. Григорович писал брату, что теперь «и наша Белоруссия не совсем исчезнет с лица земли, но да ведает свет, что были времена, когда она была славнее и доброжелательнее, нежели ныне». Граф Николай Петрович Румянцев был доволен издани­ем первого тома «Белорусского архива» и в апреле 1824 г. высказал И.И. Григоровичу следующее пожелание: «Я не прячу от Вас, … что чрезвычайно желаю, чтобы Вы к «Белорусским грамотам» присоединили словарь белорусских слов, для нас непонятных, и постарались бы их объяснить. Нет сомнения, что этот словарь придал бы большее значение тому изданию, над которым Вы теперь работаете, и придал бы Вашему имени больше уважения среди тех, кто занимается настоящим про­свещением» [2, с. 4].

Отличается эта часть архива еще и тем, что в ее подго­товке принимали участие не только И.И. Григорович, но и дру­гие члены кружка. Среди них хотелось бы отметить прежде всего профессора Виленского университета И.Н. Лобойко. Ру­мянцев щедро финансировал не только археографические, но и археологические, этнографические и географические экспеди­ции. В связи с этим заслуживает внимания деятельность из­вестного белорусского ученого З. Доленги-Ходаковского (А. Чарноцкого), который изучал вопросы археологии, фолькло­ристики и языкознания. Им было написано множество научных работ, но на их издание и дальнейшую научную деятельность у него не хватало материальных средств. Он решил посетить Го­мель и обратиться за помощью к Н.П. Румянцеву. В середине 1819 г.. он приезжает в Гомель. В Гомеле и его окрестностях по рекомендации графа Доленго-Ходаковский изучает местные диалекты, пытаясь установить границу украинского и белорусского языков, исследует славянские городища и городки. Осо­бенно его привлекало большое количество городищ в Белицком уезде. За полгода нахождения в Гомеле ученый обошел город и его близкие и дальние околицы, посетил красочные берега Ипути и Беседи, Добруш, Речицу, Рогачев и другие населенные пункты.

Одновременно с археологическими раскопками ученый делал этнографические и фольклорные записи (народные пес­ни, заговоры и др.) Здесь он близко сошелся с собирателями и исследователями славянских древностей П. Кеппеном, И. Орлаем, А. Дерябиным. Именно в Гомеле, изучая вопросы древнего расселения славян, Ходаковский вносит много поправок в «Ис­торию государства Российского» Н. Карамзина и его карту древностей России. Уточнения в первую очередь касались тер­ритории Белоруссии, Украины и Литвы.

Н.П. Румянцев и его коллеги уделяли большое внимание сохранению культурных памятников Гомельщины. Так, И.Н. Лобойко составил для И.И. Григоровича полную и точную опись Гомельской соборной церкви, в т.ч. иконостаса и утвари. Н.П. Румянцев просил найти безопасное место в Гомеле для складирования иконостаса и других церковных вещей.

Литература

  1. Переписка государственного канцлера графа Н.П.Румянцева с московскими учеными // Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. М., 1882
  2. Переписка протоиерея Иоанна Григоровича с графом Н.П.Ру­мянцевым // Чтения в Императорском обществе истории и древ­ностей российских при Московском университете. М., Кн. 2. 1864.

Авторы: К.О. Бирюкович, Н.Н. Коновалова
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с.