Деятельность Гомельского государственного университета в годы «перестройки» (по материалам заседаний Учёного Совета ГГУ второй половины 1980-х гг.)

0
207
Деятельность Гомельского государственного университета в годы

Важным этапом в осмыслении ситуации, которая сложилась в СССР к весне 1985 г., был курс на ускорение социально-экономического развития. Руководство страны предпринимало попытки разработать систему мер для решения накопившихся проблем во всех сферах жизни общества. XXVII съезд КПСС (февраль-март 1986 г.) явился рубежом, после которого наметились важные перемены в трактовке преобразований. Формула ускорения наполнялась новым содержанием, проводилась мысль о необходимости более комплексного и глубокого реформирования. В мае-июле 1986 г. термин «ускорение» постепенно вытеснялся понятием «перестройка». Раскрывая его, Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв подчеркивал, что перестройка охватывает не только экономику, но и социальные отношения, политическую систему, духовно-идеологическую сферу, стиль и методы работы партии, всех кадров. Он поставил знак равенства между перестройкой и революцией, подчеркнув, что «перестройка – процесс, который будет протекать в рамках определенного исторического периода». Руководство СССР считало, что интеллигенция и молодёжь – социальные группы, интеллектуальный потенциал и динамизм которых поможет осуществить задуманные масштабные реформы. Активно поддержали начавшиеся в стране перемены педагогические коллективы и студенты вузов СССР и БССР.

Архивные документы Гомельского государственного университета (протоколы заседаний Учёного Совета, отчёты и доклады руководителей структурных подразделений) свидетельствуют, что во второй половине 1980-х гг. в вузе постепенно осуществлялись изменения в учебно-воспитательном процессе и научно-исследовательской деятельности, соответствовавшие преобразованиям, происходившим в стране в годы перестройки. В 1986 г. были разработаны пятилетние планы развития вузов в соответствии с принятыми на XXVII съезде КПСС и XXХ съезде КПБ решениями в сфере образования.

В начале 1986/1987 учебного года на заседаниях Учёного Совета ГГУ рассматривались вопросы об участии коллектива преподавателей и сотрудников в намеченных преобразованиях. Например, в октябре 1986 г. обсуждалась работа факультетов вуза по укреплению творческих связей с отраслями народного хозяйства и заключению долговременных договоров о сотрудничестве. В выступлении проректора по учебной работе Л.А. Шеметкова отмечалось, что в результате проделанной в этом направлении работы в университете были открыты научные подразделения. Особенно интенсивно эту работу проводил физический факультет. Кроме того, Академия наук БССР подписала договоры о научно-техническом сотрудничестве с математическим, биологическим, геологическим и историко-филологическим факультетами. «В связи с реформой высшей школы, перестройкой народного хозяйства необходимо всем факультетам, ведущим подготовку педагогических кадров, начать работу по заключению договоров с облоно, утвердив их в министерстве. Однако договоры мы заключаем, а министерство заявки не даёт или их сокращает. Физики на 1987 г. заключили договоры на 109 человек, а по плану вуз получил только 39 мест. Иногда предприятия сокращают заявки несмотря на то, что договоры заключены и утверждены Минвузом СССР и согласованы с Госкомитетом СССР, поскольку эти договоры не носят силу закона для предприятий, у них нет юридической ответственности за их выполнение. Предприятия живут сегодняшним днём, прямая связь с предприятиями накануне распределения выпускников оказывается надёжнее, чем долгосрочные договоры. Но министерство не приветствует прямую связь. Введение системы частичной оплаты создаст базу для заключения договоров» [1, л. 30].

13 марта 1987 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановления «О мерах по улучшению подготовки и использования специалистов с высшим образованием в народном хозяйстве» и «О мерах по улучшению подготовки и использования научно-педагогических и научных кадров». Министерства образования СССР и БССР дали указание руководству вузов рассмотреть и разработать мероприятия по их выполнению. Ректор университета Б.В. Бокуть ознакомил членов Учёного Совета ГГУ с обращением министра высшего и среднего специального образования СССР Г.Я. Ягодина к преподавателям вузов страны, в котором содержался призыв активно содействовать перестройке высшей школы, утверждать новые начала в её работе [2, л. 1]. На заседаниях Учёного Совета Борис Васильевич Бокуть подчёркивал, что в современных условиях «качество подготовки студентов будет определять всю нашу работу», и факультетам необходимо постоянно совершенствовать учебно-методическую работу, переработать рабочие программы по учебным дисциплинам. В годы перестройки большое внимание уделялось преобразованиям в экономике, принимались специальные документы по подготовке специалистов экономического профиля, поэтому Учёный Совет ГГУ с 1986 г. неоднократно обсуждал работу экономического факультета. Так, 27 ноября 1986 г. на заседании Учёного Совета декан факультета В.Д. Арещенко выступил с информацией о подготовке кадров для системы Госагропрома СССР: «По направлениям колхозов и совхозов принято 26 абитуриентов (9 женщин, а остальные – ребята, отслужившие армию и отработавшие несколько лет в колхозах). Им трудно даётся математика, иностранный язык, но наша задача – сохранить их. Несмотря на указание обкома партии, 7 из 26 студентов стипендии хозяйства не выплачивают, хотя направления им дали. Кадровики из Агропрома заявили, что им экономисты не нужны. Как распределять этих выпускников, ведь направление юридической силы не имеет и хозяйство, выдавшее его, никакой ответственности не несёт» [3, л. 52]. 26 ноября 1987 г. на заседании Учёного Совета рассматривался вопрос о работе экономического факультета по выполнению решения коллегии Минвуза СССР и бюро отдела экономики академии наук СССР от 13.02.1987 г. «О состоянии и мерах по перестройке подготовки, повышения квалификации и переподготовки кадров, научных исследований в области экономики в свете радикальной реформы хозяйственного управления». Было отмечено, что проведена значительная работа по совершенствованию учебного процесса. Проведена корректировка рабочих программ с учётом проблематики радикальной реформы управления и хозяйственного механизма, переработаны учебные курсы, «учитывая связь с жизнью», усилена проблемность лекций, расширено использование на старших курсах деловых игр. В оперативном порядке для студентов выпускных курсов был введён спецкурс «Хозяйственный механизм деятельности предприятия». Часть учебных занятий проводилась непосредственно на предприятиях (ПО ЗИП, ПО «Гомсельмаш», химзавод и др.) с целью овладения студентами современными методами и средствами интенсификации экономической работы. Большое количество студентов привлекалось к выполнению госбюджетных тем, к работе в научных кружках. Как утверждал заместитель декана Н.В. Герасимчик: «На факультете неуклонно и последовательно утверждаются принципы демократизма, коллективности и гласности. Шире привлекаются и участвуют студенты, студенческий актив в совершенствовании учебного процесса. По предложению студентов-экономистов на факультете проводится эксперимент по уплотнению рабочего учебного времени путём организации непрерывных 80-минутных занятий, что высвобождает в день 1 час для самоподготовки, общественной работы. Студенты работают в совете факультета, учебно-методической и стипендиальной комиссиях» [4, л. 64]. Руководство университета акцентировало внимание на проблемы, возникшие в связи с перестройкой в экономике. Ректор подчёркивал: «Заключение договоров – вопрос больной и для нас, и для отраслей. Непросто будет добиваться этого, когда предприятие работает на хозрасчёте. Мы готовим две группы для сельского хозяйства для своей области, они нигде не узаконены. Если мы обратимся в Агропром, возникнут вопросы: есть специальные вузы – Минский институт народного хозяйства, сельскохозяйственная академия в Горках, Гродненский сельскохозяйственный институт. Нужно делать что-то важное, вводить новые спецкурсы. Вряд ли будем находить сбыт. Нужно доказывать в Агропроме, что наш специалист нужен. Мы сейчас даже не знаем перечня специальностей по экономике. Мы как-то вели разговор с Министерством сельского хозяйства, чтобы готовить ОМОЭИ-стов для сельского хозяйства. Если меньше 5 чел., то договор не заключается. Вопрос важный не только для экономического факультета, но и для других. Можно эти договоры заключать с предприятиями и организациями из других республик (регионов), абитуриентов нужно набирать из тех регионов, для которых мы готовим специалистов». Проректор университета Л.А. Шеметков отмечал, что необходимо заключать договоры «вуз – предприятие», так как предприятиям вместо денег за подготовку специалистов «разрешается передавать нам оборудование с вычетом этой суммы. Это очень важно, так как 3 тыс. руб. перечисляются за выпускника из отраслевого министерства в наше, и нам может ничего и не попасть» [4, л. 67–68]. Преобразования по подготовке студентов на экономическом факультете неоднократно обсуждались в изучаемый период на заседаниях Учёного Совета ГГУ.

В апреле 1986 г. произошла авария на Чернобыльской АЭС, которая непосредственно отразилась на всех сферах жизни Гомельщины. ГГУ уже в первые месяцы после катастрофы включился в изучение её последствий. На биологическом факультете с 1986/1987 учебного года был введён курс радиобиологии, часть студентов прошли производственную практику в радиологическом институте. Началось строительство вивария, где планировалось создать радиобиологическую лабораторию [3, л. 54].

В годы перестройки Министерство образования СССР выступало с инициативами проведения различных преобразований. Например, в декабре 1987 г. был издан приказ, подписанный министром Г.Я. Ягодиным, о создании региональных центров высшей школы. Основная задача центров – создание межвузовской инфраструктуры на базе совместного объединения вузов, повышение эффективности вузовской науки, улучшение условий труда и отдыха, организация совместных подразделений (межвузовских кафедр и факультетов) для обслуживания учебного процесса и научных исследований. В числе 18 городов СССР был назван и Гомель. Ректор ГГУ отмечал, что Минвузу поручено составить положение о региональном центре и его уставе, а нам необходимо дать свои предложения. В связи с этим университет должен продолжить генеральный план застройки от Ново-прудковской улицы до поймы реки Сож. Факультетам и кафедрам подготовить свои предложения о том, «что мы должны строить – научные подразделения, соцкультбыт и другие объекты, связанные с региональными условиями нашего университета» [5, л. 54]. Однако процессы, начавшиеся в СССР на последнем этапе перестройки, не позволили реализовать данный проект.  

Первые итоги деятельности Гомельского государственного университета в условиях проводившихся кардинальных изменений в социально-экономической и общественнополитической жизни СССР были подведены проректором по учебной работе Л.А. Шеметковым на расширенном заседании Учёного Совет университета 30 августа 1988 года. В своём выступлении Леонид Александрович подчёркивал, что 1987/1988 учебный год «прошёл под знаком перестройки, причём приметы её были довольно неожиданны. С одной стороны, шёл довольно густой поток всевозможных нормативных документов Комитета по народному образованию СССР. С другой стороны, а лучше сказать параллельно, в университет зачастили комиссии по изучению того, как идёт перестройка. Причём комиссий было много (в один месяц одновременно работало пять комиссий) и разного уровня – от районного до союзного. В целом выводы всех комиссий были удовлетворительными. Одним из главных пожеланий проверяющих было: сделать так, чтобы вопросы перестройки, её ход периодически обсуждались в коллективе студентов и преподавателей университета. Необходимо понять, что перестройка – это не просто улучшение, а, прежде всего, качественное изменение характера и содержания деятельности, основанной на новой психологии отношения к своему делу. Мы должны не просто выполнять нашу работу, но и по-новому учиться оценивать и её содержание, и конечные цели» [6, л. 12].

Важным преобразованием в высшей школе в годы перестройки было привлечение студенческой молодёжи к решению текущих вопросов учебно-воспитательной и научно-исследовательской работы вузов. В соответствии с приказом Минвуза СССР «О расширении студенческого самоуправления» в состав Совета университета предусматривалось избрание 25% студентов. Вопрос об участии студентов в управлении университетом на расширенном заседании Учёного Совета рассматривался одним из первых. В докладе Л.А. Шеметкова было отмечено: «В совете университета 13 студентов, в факультетских советах – от 3 до 6 студентов. Однако в работе советов активность студентов ещё невысока. Что это: недостаток работы или недостаток системы? Может ли студент быть достаточно компетентен как член совета? Не превратится ли право студента принимать участие в управлении вузом в скучную и ненужную обязанность? Не лучше ли предоставлять право студентам самим решать, в каких заседаниях совета они должны принимать участие, и именно в этих случаях обеспечивать представительство студенчества в размере 1/3 от числа членов совета. В вопросе студенческого самоуправления немало белых пятен. У нас нет ещё общежитий, переведённых на полное самоуправление. И причина здесь не в нежелании, а в отсутствии правовых норм. У нас нет пока именных стипендий учёного совета университета, которые мы имеем право вводить по приказу Минвуза СССР в размере до 90 рублей». Проректор затронул вопрос анкетирования «преподаватель глазами студента» и предложил проводить анкетирование преподавателей «лишь по требованию студентов» [6, л. 12–13].

Во второй половине 1980-х гг. вузы предпринимали попытки усовершенствовать учебный процесс, внедряли новые формы деятельности. Например, в ГГУ была уменьшена недельная загрузка студентов, сокращено количество лекций и организована самостоятельная работа студентов под контролем преподавателя. Однако, как отмечал Л.А. Шеметков, работа в этом направлении тормозилась острым дефицитом аудиторного фонда, отсутствием методического обеспечения и современной множительной техники. Критические замечания по организации самостоятельной работы студентов в университете были указаны и в справке комиссии Гособразования СССР: «На большинстве факультетов университета сокращённые часы переводятся на самостоятельную работу. Часы самостоятельной работы вносятся в расписание и, как правило, являются обязательными для студентов. Студенты высказываются против такой самоподготовки под контролем преподавателя и предлагают использовать эти часы для контрольных мероприятий и собеседований. Существующие в университете формы организации самостоятельной работы не дают ожидаемой эффективности на практике. Кафедры общественных наук провели перераспределение лекционных часов в пользу семинарских занятий в незначительном объёме или вообще отказались от такого перераспределения. На факультетах, как правило, отсутствуют спецкурсы по выбору, в том числе и по общественным наукам» [6, л. 14].     

На ежегодной общеуниверситетской учебно-методической конференции также высказывались предложения по улучшению учебно-воспитательного процесса: выработать комплекс контрольных мероприятий по дисциплине, выполнение которых гарантирует студенту, по меньшей мере, удовлетворительную оценку на экзамене; провести тестирование первокурсников с целью выявления уровня их подготовки и необходимости компенсирующего обучения; организовать межсессионные аттестации студентов межкафедральной комиссией (включая контрольные работы); ввести теоретический экзамен по специальности на предзащите дипломной работы и разрешить написание дипломных работ лишь наиболее подготовленным и хорошо успевающим студентам; создать в читальном зале фонд магнитофонных записей лекций.

Преобразования затронули и такие направления работы вузов, как приём абитуриентов и выпуск специалистов. Так, Л.А. Шеметков подчёркивал, что ректорату университета не удалось добиться осуществления регионального конкурса в соответствии с заключёнными договорами на подготовку специалистов. «Отчасти это связано с тем, что наше министерство находилось в стадии переформирования. В будущем учебном году мы постараемся убедить министерство народного образования СССР в необходимости осуществления целевого регионального приёма на конкурсной основе. Требует своего решения и вопрос о раздельном конкурсе для городских и сельских выпускников школ – в соответствии с потребностью в учителях». В докладе проректор обратил внимание и на качество подготовки выпускников. В 1988 г. 37 выпускников ГГУ получили дипломы с отличием (в 1987 г. – 21), на «отлично» защитили дипломные работы 41% выпускников дневного отделения и 31,3% заочного (в 1987 г. – соответственно 38,2% и 25,8%). Рекомендовано к внедрению дипломных работ 20,6% (в 1987 г. – 18,2%). «Эти цифры имеют характер косвенного фильтра». Укрепились связи с производством, создан учебно-научно-производственный комплекс «Гомельский государственный университет – Гомельский политехнический институт – предприятия Минрадиопрома СССР», успешно работает факультет повышения квалификации для промышленных предприятий, заключены договоры на подготовку специалистов, охватывающие 100% выпускников университета. До ноября 1988 г. предприятия должны перечислить на счёт министерства по 3 тыс. рублей за каждого нашего выпускника, направленного в производственную сферу. Гособразование СССР разрабатывает новое положение об аттестации выпускников вузов на заключительном этапе обучения. В проекте этого положения предлагалось не менее 70% состава ГЭК комплектовать из ведущих специалистов отраслей, их предприятий – основных заказчиков кадров данного профиля, представителей научных учреждений, профессиональных обществ, творческих союзов, ведущих учёных и специалистов родственных вузов. Предлагалось, что оплата внешних членов ГЭК будет осуществляться за счёт средств вузов или отраслей народного хозяйства. По мнению Л.А. Шеметкова, такая система представляет «Вавилонскую башню!». Это наглядный пример того, как право превращается в обязанность, кроме того, это приведёт к значительному расходу средств вуза. Выпускные комиссии должны комплектоваться лишь преподавателями данного вуза, а предприятиям-заказчикам предоставить право принимать участие в создании фонда экзаменационных заданий» [6, л. 16, 17].

Выступая на расширенном заседании Учёного Совета университета, Л.А. Шеметков познакомил педагогический коллектив с программой развития высшей школы на Гомельщине и подчеркнул, что университету предстоит аттестация. «К аттестации надо серьёзно готовиться. Нам не будет страшна никакая аттестация, если удастся вывести перестройку в сферу жизненных интересов каждого конкретного человека – преподавателя, студента, научного сотрудника. Необходимо искать стимулы для ускоренного движения вперёд и беспощадно бороться с новой бюрократией в народном образовании» [6, л. 19].

Значительные усилия в годы перестройки были направлены на пробуждение общества, повышение активности всех заинтересованных в обновленческих процессах. Новый план преобразований был озвучен на январском (1987) пленуме ЦК КПСС. Принципиально новым в нем было то, что основное внимание концентрировалось не только на изменениях в экономике, но и на преобразованиях политической системы, которые в итоге должны были дать мощный импульс социально-экономическому и духовному развитию общества. Курс на проведение политики гласности стимулировал пробуждение общественной активности, формирование инициативного социального поведения. Началась самоорганизация общества, проявившаяся в так называемых «неформальных» движениях. Во многих городах стали появляться дискуссионные клубы, самодеятельные объединения и группы, прежде всего интеллигенции и молодежи. На заседаниях Учёного Совета ГГУ впервые начали обсуждать вопросы о работе с неформальными объединениями в 1988 году. Например, в ноябре проректор Л.А. Шеметков отмечал: «В настоящее время идёт процесс демократизации нашего общества, и там, где не проводится воспитательная работа и дело пущено на самотёк, возникают нежелательные конфликтные ситуации. Работа с неформальными объединениями требует от нас и студентов хороших знаний Положения о порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, которое необходимо через нашу газету довести до всего коллектива преподавателей, учебно-воспитательного персонала и студентов. Следует отметить, что наши студенты хорошо знают свои права и плохо обязанности. 17 ноября инициативная группа студентов без соответствующего разрешения решила организовать шествие студентов по примыкающим к университету городским улицам. 16 ноября в учебных корпусах и общежитиях были вывешены объявления, и только тогда мы узнали о предстоящих мероприятиях. Студенты обязаны знать, что любые мероприятия, проводимые неформальными объединениями, санкционируются деканом, если организуются на факультете, и ректором при проведении встреч между факультетами» [7, л. 75–76].  

В конце 1980-х гг. в истории Гомельского государственного университета произошли знаменательные события. По ходатайству Учёного Совета в 1988 г. Совет Министров БССР (постановление от 29 ноября 1988 г.) принял решение о присвоении Гомельскому государственному университету имени Франциска Скорины [8, с. 21]. Впервые за годы существования нашего университета на расширенном заседании Совета университета 19 сентября 1989 г. на должность ректора был избран Леонид Александрович Шеметков, известный математик, создатель и руководитель нового перспективного научного направления и математической школы.

Изучение архивных документов свидетельствует, что годы перестройки были важным этапом в развитии Гомельского государственного университета. Педагогический коллектив, сотрудники и студенты в целом поддерживали начавшиеся в стране преобразования, иногда оценивая их критически. Многие проекты, обсуждавшиеся в эти годы на Учёном Совете вуза, были реализованы в конце ХХ – начале ХХI века.

Литература

  1. Протокол № 3 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 23 октября 1986 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1548.
  2. Протокол № 1 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 29 августа 1987 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1670.
  3. Протокол № 4 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 27 ноября 1986 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1548.
  4. Протокол № 5 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 26 ноября 1987 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1670.
  5. Протокол № 8 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 25 февраля 1988 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1670.
  6. Протокол № 1 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 30 августа 1988 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1763.
  7. Протокол № 4 заседания Учёного Совета Гомельского государственного университета от 24 ноября 1988 года // Архив учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины». – Дело 1763.
  8. Зеленкова, А.И. Страницы истории Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины / А.И. Зеленкова, М.П. Савинская // Известия Гомельского государственного университета. – 2009. – № 5(56). – С. 18–23.

Авторы: А.И. Зеленкова, М.П. Савинская
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины, №4(79), 2013. Ст. 37-42.