Что скрывают старинные кладбища Гомеля?

0
401
Кладбища Гомеля и их история

В некотором смысле Гомель, как и всякий город, чья биография исчисляется сотнями лет, построен на костях. А значит и у него есть свой Некрополь – со своей собственной историей, загадками и тайнами…

Кресты во мраке…

Во тьме прошлых веков мир мертвых, как мало что иное, порождал мистический ужас и самые разнообразные фантазии. Покойники всегда вызывали страх, и, чтобы обезопасить себя, суеверные люди прошлого выполняли разные магические обряды. Во времена язычества древние славяне, чтобы «задобрить» мертвых и выказать им уважение, совершали на поминальных тризнах человеческие жертвоприношения. С принятием христианства такого рода крайности сменились поминальными службами. Умерших обязательно хоронили в пределах церковной ограды – так сказать, под контролем сакральной силы.

А вот самоубийц, утопленников, некрещеных младенцев, иноверцев, преступников и убитых молнией закапывали в землю уже за ее пределами – ведь, как гласили поверья, дело с ними обстояло «нечисто». Из похороненных за пределами приходского кладбища и формировались, по тогдашним представлениям, полчища «оживших мертвецов», вампиров и вурдалаков. Пройдут века и кинотворцы вроде крестного отца «зомби-жанра» Джорджа Ромеро укоренят в массовом сознании иную версию. Согласно ей, обращение в ненасытных мертвяков происходит из-за вируса, то ли «сбежавшего» из секретных лабораторий, то ли вообще появившегося невесть откуда…

С принятием христианства языческие курганы наших предков, славян-радимичей, сменились кладбищами с надмогильными крестами. Древнейшие каменные кресты находятся у нас на Туровщине. По легенде, некоторые из них до сих пор «растут» из земли. Что сие «чудесное знамение» означает, никто толком пояснить не может, но туристов и паломников оно привлекает исправно…

Город на костях

Почти весь центр нашего города представляет собой едва ли не сплошное кладбище…

По данным гомельских краеведов, одно из первых кладбищенских захоронений находилось на территории современного парка Луначарского. При раскопках на месте бывшего кинотеатра им. Исаченко (ныне – Дворец молодежи «Юность») были обнаружены могилы VII века. Во времена Киевской Руси едва ли не  весь древний Гомий, со своим замком-детинцем, умещался на нынешней парковой территории. К примеру, на месте филиала Ветковского музея, уже в XII веке стояла церковь Рождества Богородицы (Пречистенская), при которой древние гомияне хоронили умерших по христианскому обряду…

Неподалеку, примерно в районе нынешнего фонтана, находилась Спасская церковь со своим кладбищем. После страшного пожара 1737 года, уничтожившего половину Гомеля, Спасскую церковь перенесут в начало современного проспекта Ленина. Здесь же станут хоронить ее прихожан. При углублении подвала под собором Петра и Павла рабочие наткнулись на целый пласт человеческих останков, чему один из авторов этих строк сам был свидетелем. Судя по встречающимся тут же изразцам XVII-XVIII столетия, примерно в этот период и могли проходить здесь «хаутуры» – похороны.  В районе нынешнего паркового туалета стояла тогда Троицкая церковь – при ней также должно было быть приходское кладбище. По другую сторону Киевского спуска, в районе нынешней улицы Баумана (Боярской), в средневековье тянулся один из посадов гомельского окольного града, также имевший свое кладбище. При пересечении улиц Пушкина и Волотовской, во дворе дома, где ныне размещается магазин «Колокольчик», тоже было кладбище, но уже в 1799 году оно числилось как закрытое…

После того как Гомель вошел в состав Речи Посполитой и в городе начал насаждаться католицизм, тут стали появляться и католические кладбища. Одно из них имелось при деревянном костеле, построенном в XVII веке неподалеку от современного дворца Румянцевых-Паскевичей. В это же время в Гомеле возникает и крупная еврейская община.

В 1648 году вспыхнула национально-освободительная война украинского и белорусского народов против Речи Посполитой. В середине XVII столетия Гомель неоднократно захватывался отрядами украинских казаков и белорусских крестьян-повстанцев. Негодование последних выливалось, к сожалению, на головы и виновных, и невиновных.

Вследствие этого католические, еврейские, да и православные кладбища города пополнялись тысячами жертв религиозных погромов и вражды…

Одно из древнейших еврейских кладбищ находилось тогда на современной улице Крестьянской, в районе трехэтажного жилого дома возле магазина «Зубренок». Здесь было захоронено множество жертв так называемой «Хмельнитчины». До революции кладбище было известно как «Бабушкинское». Согласно преданию, от резни тогда уцелела лишь одна еврейская девушка, давшая начало новой семье Бабушкиных…

Еще одно иудейское кладбище XVIII-XIX веков располагалось на улице Сожской, на месте нынешнего стадиона. Несколько лет назад при проведении строительных работ здесь были найдены каменные надмогильные плиты с надписями на иврите. В гомельской еврейской общине перевели одну из них: «Здесь похоронен Ниссан бен Ерухам Фишел, отец наш, умер 3 числа месяца адара 1874». Относительно недавно были обнаружены и могилы православных – при проведении земляных работах в районе пересечения улицы Ирининской и проспекта Ленина. Конечно, факт обнаружения кладбищенских останков в этих, как и во многих других, случаях не стал поводом для прекращения работ…

Хотя определенные процедуры с привлечением экспертов-криминалистов и археологов в таких ситуациях обычно  проводятся. Ведь кто знает, что за кости появляются из-под ковша экскаватора? Безымянных средневековых жителей, полегших от чумы или стародавней резни, или жертв немецко-фашистской оккупации? А может быть, эти трупы припрятаны одной из криминальных группировок, орудовавших в «лихие 90-е»? Специалисты проверяют такие находки, в основном, на наличие признаков состава преступления, которое теоретически еще может иметь не истекший срок давности. Но не более того…

Кладбищенские истории

Впрочем, сносить гомельские кладбища начали задолго до нашего времени. Как показывают археологические исследования, уже на средневековых «могилках» хоронить иногда приходилось в три-четыре слоя! После 100-150 лет эксплуатации такого кладбища местной «администрацией» принималось решение о его закрытии. После открывалось новое, уже за новой границей постепенно расширявшегося города. Кстати говоря, это по инициативе всеми уважаемого графа Николая Румянцева была разобрана деревянная Троицкая церковь, когда первый благоустроитель Гомеля занял его исторический центр под свой парк. Ее фрагменты были использованы при строительстве новой Преображенской кладбищенской церкви на улице Замковой, при которой были открыты богадельня и новое кладбище. Новую же каменную Троицкую церковь построили на месте нынешней гостиницы «Сож». После революции в здании бывшей Троицкой церкви был открыт Гомельский аэроклуб. Но, по воспоминаниям старожилов, могильные плиты неких церковных иерархов еще долго сохранялись в его дворе.

Архивные документы зафиксировали случай разрушения могил в ходе строительства, имевший место в конце XIX столетия. Причем виновниками оказались сами служители церковного престола. Как указывает исследователь костела на Гомельщине Владимир Васьков, осенью 1900 года ксёндз Петровский начал строительство сторожки на старом парафиальном кладбище. При этом стены строения были возведены на могиле сестры гомельчанина Красинского, которую сам ксендз здесь некогда и хоронил. Во время работ был разрушен надмогильный памятник и срублены посаженные родными покойной кусты. Возмущенный Красинский обратился в полицию, которая сначала запретила строительство, но потом, по причинам, известным только гомельскому полицмейстеру, дала «добро».  Ксендз же, в свою очередь, дал письменные показания – никакого захоронения, дескать, на месте стройки нет. Не правда ли, знакомая ситуация? Иногда так ведут себя и современные застройщики… Тогда уже не только сам Красинский, но и парафияне Адам Куровский, Викентий Недведский, Владислав Гивойно и Иосиф Милош обратились с жалобой на имя митрополита. 6 сентября 1900 года были сделаны раскопки под стеной новостройки, в ходе которых и обнаружились останки похороненной женщины. Их перенесли на новое католическое кладбище. А католики-железнодорожники во главе с Красинским запретили нечестному ксендзу Петровскому служить в особом алтаре Беспорочного Зачатия Наисвятейшей Девы Марии. Алтарь этот был сооружен и содержался на деньги католиков-железнодорожников после эпидемии холеры, поразившей Гомель в 1892 году. Как и множество других инфекционных заболеваний, свирепствовавших тогда в городе в отсутствие канализации, водопровода и нормального медицинского обслуживания, холера изрядно пополнила ряды на гомельских кладбищах…

На начало XX века в Гомеле имелись православное кладбище на пересечении улиц Замковой (проспект Ленина)и Ирининской при Преображенской церкви, православное «Крестьянское» кладбище на Румянцевской (Советской) при церкви Рождества Богородицы,  Засожское кладбище при въезде в Новобелицу, где хоронили и православных, и католиков, католическое кладбище на Замковой(во дворе дома с магазином «Рубин»), старообрядческие в Спасовой слободе  и Монастырьке, еврейские кладбища по улицам Сожской и Ландышева. С XIX столетия известны и кладбища в Лещинце, Севрюках и в старой Волотове.

Идеальное спокойствие, как известно, может быть только на кладбище. Но в начале бурного двадцатого века тишины не было и в этих местах. Среди могильных плит кипели страсти – здесь, подальше от глаз жандармов, проходили рабочие сходки, тут прятали револьверы и динамит, здесь же хоронили и  жертв первых схваток с полицией и погромщиками. На кладбище в районе современной улици Ландышева под бормотание раввинов были похоронены свитки Торы, растерзанной во время знаменитого Гомельского погрома 1903 года. И здесь же, под пение «Интернационала», торжественно предали земле тела бойцов отряда рабочей самообороны, не допустившего тогда распространения погрома. Первая легальная первомайская демонстрация в Гомеле в 1917 году, пройдя по улице Румянцевской, закончилась грандиозным митингом на Крестьянском кладбище, у могил  перезахороненных солдат, казаков и матросов, расстрелянных за выступление на пересыльном пункте в январе 1916-го. В 1918 году, когда Гомель был занят немцами и украинскими гайдамаками, на старом еврейском кладбище проходили конспиративные собрания гомельских подпольщиков.

В 20-е годы на Крестьянском кладбище вырастает целый пантеон захороненных здесь «красных» героев. Памятник начальнику гомельской милиции Михайловскому, убитому в перестрелке с бандитами в 1924  году, как сообщала газета «Голос заключенного», построили своими руками именно арестанты Гомельского исправдома. А тела самих заключенных, скончавшихся в гомельской тюрьме, по воспоминаниям старожила Олега Сергеевича Косарева, закапывали неподалеку – в заболоченной низине, в северной части Крестьянского кладбища, у забора современного авторемонтного завода. Тела привозились ночью на телегах…

В августе трагического 1941-го Крестьянское кладбище превратилось в огромный концлагерь для военнопленных. Изможденные, оборванные, зачастую раненые бойцы 21-й армии переживали муки плена на старых могилах. Дом   дедушки и бабушки одного из авторов этой статьи (Ю.Г.) находился рядом с этим кладбищем, на улице Песина. Бабушка, Лидия Захаровна Косарева, вывела тогда из этого лагеря двух военнопленных – под видом своих мужей. Немцы ее в «многомужестве» как-то не заподозрили, а один из спасенных выжил, вернулся после войны и, низко поклонившись, просто сказал: «Спасибо».

На Крестьянском кладбище захоронены и казненные в сентябре 1943-го года советские подпольщики, среди которых были Роман Тимофеенко и Иван Шилов. А крестьянское кладбище в Прудке стало местом еще одной трагедии – здесь оккупанты расстреляли гомельских ополченцев. Еще в годы войны немцы покрыли весь Гомель своими военными захоронениями – их тут, включая главное – в городском парке, было более 60.

Сразу после освобождения в городе хоронили и солдат, и офицеров Красной Армии, павших в боях за Гомель и скончавшихся в госпиталях от ран. Между прочим, по свидетельствам очевидцев, могила лидера гомельских подпольщиков-комсомольцев Героя Советского Союза Александра Исаченко находилась первоначально в Пионерском парке, на перекрестке улиц Советской и Первомайской (ныне – сквер им. Громыко).

Без срока давности

В 60-х годах могилы Крестьянского кладбища сровняли, а на их месте разбили сквер, получивший наименование «Студенческий». Хотя некоторые жители окрестных районов до сих пор называют его «Могильником»…

Снесли и располагавшееся напротив еврейское кладбище, построив на его месте стадион для тех же студентов. Еще несколько лет назад здесь лежал фрагмент надгробной плиты из черного мрамора с фамилией некой девушки, прожившей, судя по датировке конца девятнадцатого века, недолго…

Отдельная история – кладбищенские мародеры и «черные копатели». В 80-х годах в районе улицы Ландышева велись земляные работы – кости со старого кладбища детвора растаскала по всем окрестным улицам. Люди «посообразительней» охотились за золотыми зубами и коронками. Человеческие останки со старого еврейского кладбища на въезде в Ветку несколько лет назад валялись прямо на земле после проводившихся здесь работ…

Как-то в 90-ые научным сотрудникам гомельского музея принесли на сдачу епископский медальон-панагию и другие старинные культовые предметы. Как выяснилось впоследствии, они были извлечены кем-то из захоронения на Новобелицком кладбище…

А если пройти и сегодня по тропинкам «Могильника», можно  легко заметить в земле впадины и бугорки – следы могильных ям.  Где-то здесь была могила вольноопределяющегося уланского полка Римского-Корсакова, родственника знаменитого композитора. Его расстреляли в 1916-м за участие в выступлении доведенных до отчаяния солдат  гомельской «пересылки». Здесь же лежат и военные летчики с соседнего аэродрома, покорявшие гомельское небо в далеких 20-х.
Тогда молодая советская авиация только становилась «на крыло», и целый ряд могил  с пропеллерами вместо памятников появился на этом кладбище. Канула в лету и могила Всеволода Довнар-Запольского. Его отец, профессор Митрофан Довнар-Запольский, был знаменитым историком и этнографом, основоположником белорусской историографии, а  сын Всеволод стал одним из организаторов первых частей Красной Армии на Украине, оборонял  Киев от немцев в 1918 году. Всеволод Довнар-Запольский скончался  в Гомеле от тифа весной 1919 года.

Еще сохраняются надгробные плиты девятнадцатого столетия на Новобелицком кладбище – самом старом из  гомельских погостов. По некоторым данным, до недавних пор здесь существовала могила, датированная 1868 годом.  Под густой сенью кустов тут можно увидеть надгробные плиты с латинскими надписями – под ними лежат представители польских шляхетских фамилий, некогда проживавшие в Гомеле. Здесь покоятся и военнослужащие русской армии, умершие в госпиталях во время Первой мировой войны. По сути, сегодня каждое старинное кладбище является историческим памятником и заслуживает соответствующего к себе отношения…

Нельзя вернуть старые могилы – новая жизнь требует своего места под солнцем. Но можно и нужно сохранить память, не допустить нового вандализма. Причем к таковому можно отнести не только  разрушение надгробий на еще уцелевших в Гомеле старых кладбищах, но и вандализм забвения или надругательства над исторической памятью. Частью которой и являются кладбища-«некрополи» – последние человеческие пристанища на этой земле. Точнее, в ней самой…

Авторы: Юрий Глушаков, Дмитрий Гусаков