Брак и семья на Мозырщине в XIX — начале XX веков

0
144
Брак и семья на Мозырщине

Кризисные явления в сфере брачно-семейных отношений: рост числа разводов, внебрачной рождаемости, увеличение числа людей, сознательно отказывающихся от брака — все эти процессы имеют социальные корни и не могут быть оценены однознач­но, в рамках житейского здравого смысла, а нуждаются в изучении и анализе. Поиски причин кризиса патриархальной семьи, в исторической реперспективе, дают немало примеров устойчивости и жизнедеятельности данного института в прошлом и, отчасти, раскрывают причины негативных явлений в настоящем.

Исследователи XIX в. — П. Шпилевский, В. Васильева, И. Эремич, В. Маракуев, И. Зеленский, М. Волотовский и др., изучавшие Мозырщину, оставили интересные све­дения о семейно-брачных отношениях населения Мозырского уезда. В качестве поло­жительного примера взаимоотношений в семье и в быту большинство исследователей выделяли Туровщину. Эта местность отличалась от других в Минской губернии патри­архальным гостеприимством и беспечным бытом крестьян. «Туровцы сохранили заме­чательную чистоту нравов и патриархальную простоту семейного быта», — отмечал В. Маракуев [2, с. 27]. Нарушение союза между мужем и женою здесь было большой редкостью. Союз этот был так крепок, что «можно пожелать, чтобы такой же союз был везде не только между простым и бедным народом, но и между всяким знатным и бога­тым». Отношения в семье строились на взаимоуважении и понимании: «глава семейст­ва полный господин в своей хате, но не деспот», «он любит жену без слов, ласкает де­тей, не глядя, часто готов спросить и послушаться своей половины», «и дед, и сын, и внук составляют как бы одно целое в семье». Жена имела свой статус в семье — ей была подчинена младшая женская половина семьи — невестка, дочка и внучка. «Они матери своей во всем послушны, обо всем спрашивают и не смеют мешаться в «хатний» поря­док». Нравственные устои замужних женщин основывались на строгих добрачных от­ношениях, а что касается жизни девушек до брака, то «непогрешительно можно всеце­ло приложить к ним слова Спасителя: цели яко голуби» [5, с. 101]. Отношения между детьми и родителями строились на уважении и послушании, при этом, «послушание это не имело рабского характера или безусловной покорности, оно сознательно вытека­ло из родственного чувства» [3, с. 468]. В большинстве случаев, дружескими и миро­любивыми были отношения между детьми в семье. Только после смерти отца эти от­ношения нередко изменялись, и семья распадалась. Мирные семейные отношения способствовали материальному благополучию семьи, а ее распад мог повлечь за собой расстройство хозяйства и бедность. Нравственным долгом детей была обязанность досмотреть состарившихся родителей. И этот долг дети почти повсеместно и всегда ис­полняли. Воспитательные меры в семье, оставались стародавними и неизменными: «у мужчин это кий и кулак, а у женщин язык, ругательства и проклятия» [6, с. 103]. По мнению исследователя К. С-цова, браки в Мозырском уезде заключались не по обоюд­ному согласию четы, а нуждою хозяйства и расчетами родителей, поэтому немногие из них были вполне удачны [5, с. 469]. Однако исследователь А. Васильева, например, приводит противоположные данному утверждению факты. «Жители села Беседки от­личаются от крестьян других деревень тем, что не женятся и не выходят замуж по вы­бору родителей, а по году и более «любятся», затем женятся, несмотря на нежелание родных. При всей грубости нравов, к чести беседчан, следует заметить, что между ни­ми редко, только как самые исключительные случаи, бывают падшие девушки; парни держат себя по отношению к ним сдержанно и честно» [1, с. 523]. Отношения между парнями и девушками до брака тщательно скрывались, и даже на посиделках и вече­ринках молодежь вела себя очень сдержанно. Незаконнорожденные дети на Полесье всегда были величайшей редкостью, чему в немалой степени способствовали суровые и грубые свадебные обряды, наказывающие нарушительниц девственности. Так, напри­мер, в 1858 г. в Мозырском уезде из 174 новорожденных только двое зарегистрированы как незаконнорожденные дети [3, с. 181]. В то же время в г. Мозыре с 1861 по 1865 г. родилось 67 незаконнорожденных детей, что составляло 5,2 % всех родившихся. Для небольшого городка с населением 3766 душ (1861 г.) это было не так уж и мало [2, с. 56]. Браки на Полесье заключались довольно рано. Девушки выходили замуж в 16-18 лет — «двадцатилетняя уже перестарок», а парни женились в 18-20 лет и, за ред­ким исключением, в армию шли уже женатыми. Одной из постоянных проблем для жи­телей некоторых мест уезда был недостаток невест. Так, например, «к особенностям Дьяковичской волости относится то, что число мужчин в ней гораздо более, чем число женщин, так что парням не достает невест, они обращаются за последними в соседние приходы, но там тоже не достает невест у самих. По словам священника, в нынешнем году 40 «хлопцев» осталось у него без невест» [3, с. 25].

Одним из наиболее негативных нравственных качеств жителей уезда, как и в це­лом по всему Полесью, которое пагубно влияло на семейные отношения, было пьянст­во. Его источники были разными. По мнению исследователя Соколова В., это были «недостаток умственного образования, бедность и влияние евреев». Однако одной из главных причин пьянства многие исследователи называли огромное количество празд­ников — «що ни день, то й свято», в дни которых все члены семейства от мало до вели­ко, по понятиям крестьян, должны были пить водку [5, с. 469]. Отказ от участия в тор­жестве и, соответственно, от употребления водки считался грехом. Причём, к этому занятию принуждались даже женщины и дети. Пьянство было постоянною причиной ссор в семье: «упрекая друг друга в пьянстве, супруги часто оканчивали свои прения кулачной расправой». Пороком, сопутствующим пьянству, была неверность жены му­жу, что же касается незамужних девушек, то в этом отношении, и это отмечено боль­шинством исследователей, они были гораздо «строже». В то же время на Мозырщине были места, где этот порок отсутствовал вовсе. «Жители села Стодоличи между своими соседями прославились строгостью и чистотою нравов; селение их единственное во всем Полесье, где нет кабака и ростовщика», — отмечал В. Маракуев. Жители села Ляховичи, по его же сведениям, «народ трезвый, водки не пьют, скота имеют много» [3, с. 9, 23].

Краткий анализ сведений, собранных исследователями Мозырщины, дает приме­ры положительных и устойчивых семейно-брачных отношений в уезде, в частности, на Туровщине. Здесь семейные устои сохранялись традиционно и были неизменными на протяжении длительного периода. Подобные явления, по мнению исследователей, бы­ли следствием местного консерватизма и положительного влияния православия, сохра­ненного жителями Мозырского уезда почти в первозданном виде, чему в немалой сте­пени способствовала удаленность и глушь его деревень и сел.

Литература

  1. Васильева, А. Я. Село Беседки / А. Я. Васильева // Мин. Губерн. Ведомости. — 1879. — № 31.
  2. Историко-статистическое описание 9-ти уездов Минской Губернии — Минск, 1879. — Вып. 1.
  3. Маракуев, В. Полесье и полешуки (Из путевых заметок) / В. Маракуев. — Москва, 1879.
  4. Национальный Исторический Архив Республики Беларусь. — Ф. 21. — Оп. 1. — Д. 4.
  5. С-цов, К. О нравственной стороне крестьян Мозырского уезда / К. С-цов // Мин. Губерн. Ведомости. — 1869. -№34.
  6. Туров и Туровщина // Мин. Губерн. Ведомости. — 1877. — № 89.
  7. Хроника Уборцкого Полесья. — Минск, 2001.

 

Автор: З.С. Курьян
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: материалы V Междунар. науч. конф., Гомель, 24-25 мая 2007 г. / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2007. — 358 с. Ст. 322-324.