Борьба советской милиции с бандитизмом в Лоевском уезде Гомельской губернии

0
357
Борьба советской милиции с бандитизмом в Лоевском уезде Гомельской губернии

В годы Гражданской войны и интервенции деятельность милиции была подчинена общей задаче — разгрому внутренних и внешних врагов советской власти. В связи с этим противодействие уголовной преступности несколько отходило на второй план, в первую очередь обеспечивались мероприятия по выполнению продразверстки, борьбе с дезертирством и бандитизмом различной политической окраски.

Одним из основных направлений деятельности сотрудников милиции была борьба с бандитизмом. Любые вооруженные группы, не имеющие отношения к силовым и вооруженным структурам, а также действующие на определенной территории с целью подрыва деятельности административно-хозяйственного аппарата и органов государственной власти путем вооруженных нападений на данные институты, однозначно рассматривались как банды, а лица, их составляющие, квалифицировались как бандитские элементы независимо от социальной принадлежности.

Нередко бандиты не пренебрегали кражами, вооруженными разбойными нападениями на мирных граждан, которые с целью запугивания населения сопровождали жестокими убийствами. Так, в начале апреля 1919 г. банда под предводительством бывшего полковника царской армии Струка захватила Комарин, Лоев и ряд других населенных пунктов Приднепровья. Только в Комарине бандиты Струка убили 49 и ранили 25 человек.

Реагируя на произошедшее, сотрудники Лоевской, Комаринской, Брагинской и Савицкой милиции во главе с начальником Комаринской уездной милиции Скороходом И.М. провели ряд боевых операций, в ходе которых на территории Чернобыльского уезда часть банды была разбита, взят в плен помощник главаря банды Платон Гриб, который в последующем был расстрелян.

14 мая 1920 г. части 4-й польской армии захватили Лоев. Однако уже 20 июня 1920 г. части Самаро-Ульяновской железной дивизии освободили Лоев, и на Лоевщине была возобновлена советская власть. Вместе с установлением советской власти начинает работать и милиция.

Органами советской власти как в период гражданской войны, так и в первые годы нэпа проводилась работа по военизации милиции. 10 июня 1920 г. «Положением о Рабоче-Крестьянской Милиции», утвержденным ВЦИК и СНК, милиции придаются права вооруженных частей особого назначения. В конце октября 1920 г. в губернские органы милиции была разослана инструкция об организации милиции на основах Красной Армии. [1, с. 45].

После реорганизации управления Гомельской губернской милиции в его состав вошло 7 подотделов (секретариат, инспекторский, общей милиции, промышленной милиции, снабжения, политико-просветительный, уголовного розыска). Однако описанные в документах структуры милиции из-за нехватки документов той поры не в полной мере отражают территориальную структуру милиции.

Из отдельных документов, хранящихся в архиве управления внутренних дел Гомельского областного исполнительного комитета, можно установить, что самым низовым звеном милиции губернии являлась волостная милиция, численность личного состава которой в тот период могла составлять от 4 до 8 человек. Волостную милицию возглавлял старший милиционер, в документах иногда указывающийся как начальник волостной милиции. Далее территориально образовывалась уездная милиция, которая организовывала деятельность нескольких десятков волостных милиций. Так как в условиях действий банд волостная милиция не могла одна им противостоять, территория уезда разбивалась на районы, объединяющие 4-5 волостей. Основу милиции района составлял конный или пеший резерв милиции района, задачей которого было оказание помощи волостным милициям при осложнении оперативной обстановки, и управленческие структуры, которые организовывали деятельность волостных милиций. Конные резервы милиции объединялись с резервом уездной милиции, а в условиях борьбы со значительными бандформированиями по войсковому принципу объединялись в полуроты в районах и в батальоны в уездах и губерниях. В губернии по такому принципу было сформировано 4 батальона.

В крупных городах городская милиция подразделялась на милицию участков и районов, также имеющих вместо названий порядковые номера.

После подписания Рижского договора 18 марта 1921 г. мир в стране так и не наступил. В регионе появилось множество незаконных вооруженных формирований, преследовавших различные цели, при этом использовавших одинаковые методы дестабилизации ситуации.

А.Ф. Вишневский в книге «Организация и деятельность милиции Беларуси» указывает: «Если раньше боевики избегали прямых столкновений с Красной Армией, то с весны 1921 года их задачей стало разоружение армейских частей и милиции, захват железнодорожных станций, арест и уничтожение коммунистов» [2, с. 28].

На территории Гомельской губернии среди многочисленных банд особой жестокостью отличалась банда атамана Ивана Галака (Васильчиков И.А.), которая разбоями и грабежами затерроризировала население Гомельского и Речицкого уездов. Банда нападала на деревни и местечки, грабила исполкомы, убивала партийных и советских работников, но в первую очередь жертвами галаковцев становилось еврейское население.

Одним из руководителей банды, отличавшихся особой жестокостью, был уроженец Лоева, бывший жандармский полковник Ходька по прозвищу «Добрый вечер».

В волостном центре Ручаевка на Лоевщине в октябре 1920 г. после налета галаковцев в живых осталось только двое маленьких еврейских детей, остальные 45 евреев были убиты. В мае 1921 г. возле д. Радуль на р. Днепр (ныне Репкинский район Черниговской области Украины) галаковцы захватили пароход, который шел рейсом из Киева в Гомель. Нападению подверглись 84 пассажира. В неравном бою с бандитами погибли сотрудник Брагинской милиции Аркадий Бейлин и сотрудник Ялчанской волостной милиции Мордух Гоникман.

В апреле 1921 г. галаковцы совершили еврейский погром в м. Холмеч, убив при этом 23 еврея. В последующем бандиты атамана Галака отметились тем, что 16 октября 1921 г. захватили железнодорожную станцию Василевичи, где жестоко убили 13 человек и предприняли неудачную попытку захвата паровоза.

В донесении председателя уездного исполкома сообщалось: «Работа банды Галака носит более политический характер, чем уголовный, т.к. каждое насилие, разорение и нападение имеет цель — подрыв советской власти. По сведениям частного характера Галак имеет связь с бандитскими организациями Минской губернии» [6, с. 59].

При совершении преступных действий на территории Гомельской губернии банды в своей тактике использовали элементы скрытности, внезапности и маскировки. По этой причине первые результаты нападений для сотрудников милиции зачастую были трагическими, а обстоятельства боевых столкновений так и оставались неизвестными.

Из телеграммы начальника милиции первого района Речицкого уезда начальнику Речицкой уездной милиции: «25.02.1921 года. Трупы милиционеров первого района Стельмашенко Александра, Стельмашенко Петра, Приходько, Канедина найдены в двух верстах от Рудни Бурицкой, доставлены в милицию д. Холмеч. Трупы обезображены» [3, с. 28].

Гомельская губернская милиция активно противодействовала бандам, прикрывавшимся именами Савинкова, Булак-Балаховича, атамана Галака, но занимавшимся только грабежами и убийствами. Однако сил одной милиции было недостаточно, так как в 1921 г. штатная численность Гомельской губернской милиции составляла (кроме сотрудников уголовного розыска) 39 старших, 394 младших милиционера.

Непосредственно для борьбы с бандитизмом дополнительно формируются заградительные отряды. В инструкции для них указывалось: «работа по борьбе с бандитизмом и дезертирством ведется отрядами посредством облав на отдельные села, деревни и хутора и т.п., а также на места скопления группировок при расположениях вне селений» [4, с. 50].

Для борьбы с бандитизмом был укреплен основной состав волостных отделов милиции, были направлены «политически благонадежные, морально устойчивые товарищи» из числа советских активистов и участников гражданской войны. Наведению революционного порядка на территории волостей, успешной борьбе с бандитизмом способствовало также то, что одновременно с мерами по укреплению органов правопорядка в каждой волости и крупных населенных пунктах из числа коммунистов и комсомольцев были сформированы летучие отряды частей особого назначения. Они несли службу по охране населенных пунктов от бандитских налетов. Следует отметить, что к концу весны 1921 г. начинает меняться отношение крестьянства к бандитизму. Прежде всего этому способствовало принятое в марте решение X съезда РКП(б) об отмене политики военного коммунизма и введение новой экономической политики, характерной чертой которой являлась отмена продразверстки и замена ее продналогом. Благодаря проведенной среди крестьян разъяснительной работе была окончательно выбита почва из-под ног бандитских вожаков, старавшихся всячески вредить советской власти. Крестьяне в массе своей перестали поддерживать бандитские группировки, и бандитизм пошел на спад.

Однако галаковцы действовали еще на протяжении июня, так из рапорта начальника Гомельского уезда начальнику губернской милиции сообщается: «Доношу, что сегодня 2 июля 1921 г. явился в управление младший милиционер Медведев Михаил и сообщил, что 30 июня сего года в село Терюху Дятловической волости приезжал отряд кавалерии около 50 человек, назвавши себя галаковцами, которые просили есть у жителей, но они не давали, тогда они пошли к председателю сельсовета, но токового дома не оказалось. Была дома жена, которая сказала, что ей нет чем покормить. Тогда они стали делать обыск сами, нашли масло, собранное гражданами с. Терюха согласно приказа Упрочкома — продналог — и взяли масло около 10 фунтов, кроме того, они говорили, что в 3-4-х верстах от села Терюха они убили еврея, и в тот же вечер неизвестно куда они уехали. Кроме того, 1 июля сего года в с. Терюху приезжал отряд кавалерии около 150 чел., вооруженные винтовками и пулеметами, форму нельзя было заметить, т.к. было темно. Отряд по селу двигался медленно и выехал за село неизвестно куда».

Учтя недоработки, способствующие провалу мартовской операции в Лоевской волости Речицкого уезда, Гомельское ГубЧК совместно с сотрудниками милиции еще с апреля 1921 г. для получения информации о местонахождении банды начала использовать агентурную разведку. Благодаря совместным оперативным действиям удалось сорвать повстанческий съезд, который галаковцы намеревались провести на Лоевщине. Также летом 1921 г. в банду удалось внедрить агента Гомельской ГубЧК Федора Гончарова. Ему удалось войти в доверие к лидеру группировки и стать личным кучером атамана. С риском для жизни Гончарову не единожды удавалось передавать сведения о передвижениях и местах расположения бандитов.

3 июля 1921 г. было установлено точное месторасположение банды, и в обстановке строжайшей секретности туда были направлены части особого назначения. Перед началом операции с целью предотвращения побега атамана Галаки Федор Гончаров вошел к нему в дом и отрубил голову. Однако в ходе захвата бандитов удалось сбежать его соратнику, бывшему жандарму Ходько и ряду приспешников. После смерти атамана Ходько стал во главе банды и попытался восстановить ее численный состав, однако в 1922 г. его постигла участь Галаки.

К концу 1921 г. на территории Гомельской губернии основные бандформирования были разбиты или вытеснены на польскую территорию. Если к октябрю в Гомельской губернии были зафиксированы боестолкновения с десятью бандами, то в ноябре — с четырьмя. Сыграла свою роль и активная агитация, направленная не только на членов банд, но и на сельское население. Впрочем, борьба с бандитизмом на этом не окончилась. В 1921-1922 гг. сотрудниками милиции непосредственно на Гомельщине в результате проведения спецопераций и рейдов были ликвидированы другие банды, состоящие из дезертиров, демобилизованных красноармейцев и уголовных элементов. Только в 1922 г. сотрудники Гомельской губернской милиции ликвидировали 4 банды и задержали 70 бандитов [3, с. 50].

Литература:

  1. Очерки истории милиции Белорусской ССР (1917-1987) / под ред. В.А. Пи­скарева; редкол.: А.Ф. Вишневский [и др.]; авт. кол.: В.Н. Савичев [и др.]. — Мн.: Беларусь, 1987. — 536 с.
  2. Вишневский А.Ф. Организация и деятельность милиции Беларуси 1917-1940 гг.: историко-правовые аспекты. — Мн., 2000.
  3. Некрашевич А.Г. Очерк истории Гомельской милиции (1917-1967 годы). — Го­мель: Барк, 2016. — 126 с.
  4. Курьянович Ю.В. Белорусский уголовный розыск. — Мн., 2003. — 600 с.
  5. Архивные материалы УВД Гомельского облисполкома.

Автор: Д.С. Новиков
Источник: Днепровский паром. 2017 г. Международных историко-краеведческих чтений «Днепровский паром» (8-9 августа 2017 г., г. Лоев). Ст. 144-148.