Борьба органов советской власти с бандой атамана Галака на белорусско-украинском пограничье в начале 1921 г.

0
194
Борьба органов советской власти с бандой атамана Галака на белорусско-украинском пограничье в начале 1921 г. банда атамана

Окончание Гражданской войны привело к прекращению лишь крупных военных действий. Вооруженные столкновения с разрозненными группировками антибольшевистских сил продолжались. Это оказывало дестабилизирующее воздействие на внутриполитическую обстановку в регионах страны и серьезно осложняло процесс восстановления хозяйства. Кроме того, многочисленные «бандпроявления» вызывали тревогу у партийно-советского аппарата в связи с возможностью организации крупных контрреволюционных восстаний в стратегически важных районах страны.

Любые вооруженные группы, не имеющие отношения к силовым и вооруженным структурам, действующие с целью подрыва деятельности административно-хозяйственных аппаратов и органов государственной власти путем вооруженных нападений на данные институты, однозначно рассматривались как банды, а лица, их составляющие, квалифицировались как бандитский элемент независимо от социальной принадлежности [4, с. 252].

На территории Брянской, Черниговской и Гомельской губерний среди многочисленных банд особой жестокостью выделялась банда атамана Ивана Галака, которая разбоями и грабежами терроризировала население приграничных уездов. Банда нападала на деревни и местечки, грабила исполкомы, убивала партийных и советских работников, но в первую очередь жертвами галаковцев становилось еврейское население [6, с. 59; ил. 1].

Ил. 1. Атаман Иван Галака
Ил. 1. Атаман Иван Галака

В донесении председателя уездного исполкома за 1921 г. сообщалось: «Работа банды Галака носит более политический характер, чем уголовный, т.к. каждое насилие, разорение и нападение имеет цель — подрыв Советской власти. По сведениям частного характера Галак имеет связь с бандитскими организациями Минской губернии» [2, с. 52].

7 февраля 1921 г. банда Галака совершила еврейский погром в д. Ручаёвка Лоевской волости, где совершила убийства 40 местных жителей. После учиненного погрома банда вернулась в пределы Черниговской губернии, где уже 13 февраля разоружила кавалерийский отряд 544-го полка, а через два дня окружила и разоружила 6-й отряд 37-й дивизии. В ходе этих операций галаковцы захватили 200 винтовок, 14 пулеметов, 40 лошадей. 16 февраля 1921 г. галаковцы устроили погром в д. Репки Черниговской губернии. В результате этого погрома было убито 74 человека [8, с. 211].

Переправившись в Гомельскую губернию, галаковцы устроили погром в д. Поддобрянке Гомельского уезда, во время которого бандиты также проявили крайнюю жестокость. Незамедлительно после совершения погрома бандиты снова переправились через Днепр и вернулись в Черниговскую губернию.

Руководителем Черниговского губернского военного совета П. Любченко был создан отряд войск ЧК, который устроил засаду на отряд Галака на дороге между селами Петрушин и Чистые Лужки. Благодаря грамотно спланированной операции в подготовленную засаду попал основной отряд атамана численностью в 70 человек. В результате столкновения было убито 32 бандита, захвачены обоз и пленные. Вслед за бежавшими бандитами был направлен красный эскадрон конницы во главе с Чичериным. Однако последний расстрелял коммунистов и со своим эскадроном перешел на сторону банды атамана Галака [8, с. 211].

Для ликвидации бандитизма Гомельские губернские партийные органы 22 февраля 1921 г. на заседании Гомельского губисполкома приняли решение в районы, где проявляется бандитизм, послать вооруженные отряды, привести в боевую готовность воинские части в Гомеле, усилить батальон войск ЧК, мобилизовать 50 лучших коммунистов для усиления ГубЧК, улучшить охрану оружейных складов, наладить более тесные связи губкома с армией [9, с. 93].

В свою очередь Галак перешел к тактике рейдирования небольшими мобильными группами по 20-50 человек, которые, блуждая по лесным дорогам, нападали на сельских коммунистов. При совершении преступных действий бандиты использовали элементы скрытности, внезапности и маскировки. По этой причине первые столкновения для сотрудников милиции закончились трагическими [4, с. 252]. Так, в телеграмме начальника милиции первого района Речицкого уезда содержится следующее: «25.02.1921 года. Трупы милиционеров первого района Стельмашенко Александра, Стельмашенко Петра, Приходько, Канедина найдены в двух верстах от Рудни Бурицкой, доставлены в милицию д. Холмечь. Трупы обезображены» [5, с. 28].

Кроме того, бандиты нередко устраивали погромы. Так, в феврале 1921 г. галаковцами была полностью уничтожена еврейская община местечка Холмеч Лоевской волости. Житель Холмеча Дмитрий Ковалев вспоминал о происшедшем «За одну ночь было вырезано все еврейское местечко Холмеч, разграблены лавки и все роздано крестьянам окрестных деревень. Видел я сам, как вез какой-то дядька, даже что-то распевая, окровавленный, изрубленный весь труп старика-еврея, который носил по селам и продавал крестики, булавки и прочую мелочь. Старую еврейку изрубили, усадили на пень и написали: «Якое каму дело, что я на пне сядела» [7, с. 87].

Крестьяне в массе своей весной 1921 г. поддерживали бандитов и укрывали их, выражая таким образом недовольство политикой военного коммунизма, проводимой большевиками. Среди недовольных крестьян определенный отклик находили и лозунги бандитов. Еще в феврале 1921 г. Иван Галак обратился с воззванием к крестьянству: «Господа крестьяне! Обращаюсь к вам со следующим воззванием. Господа крестьяне, посмотрите! Ведь на вас нашла темная туча, черная сила <.. .> коммунисты, известные уже вам грабители, которые пришли на нашу Украину под знаменем 3-го Интернационала <.> Опомнитесь, господа крестьяне, и проснитесь. Посмотрите на свет и сами на себя, на своих сыновей, на своих братьев, — какими они стали в этот момент, и где они живут; они живут в оврагах, лесах и больших трущобах, спасая свою жизнь от <…> коммунистической проклятой власти. Опомнитесь, господа крестьяне, довольно спать! Возьмитесь за дело и идите с нами бить <…> проклятых коммунистов-босяков — этим только вы спасете себя, своих матерей, братьев и сестер и все свое имущество, которое забирают от вас <…> коммунисты <…> Долой грабительскую власть! Долой грабителей Ленина и Троцкого! Да здравствует народное восстание! Командующий отрядом восстания Галак» [8, с. 210-211].

Поддержка крестьянства способствовала бандитско-погромнической деятельности галаковцев, апогей которой пришелся на февраль и март 1921 г.

Для борьбы с отрядом Галака весной 1921 г. Черниговская ЧК сформировала новый отряд из 150 бойцов-чекистов во главе с комендантом ЧК Радченко. Но во время постоя чекистского отряда в селе Антоновка Черниговской губернии галаковцы убили охранников и взяли в плен большинство бойцов отряда. Из окружения вырвался только Радченко с десятком человек. Несколько десятков чекистов перешли в отряд Галака, а около 100 пленных были показательно казнены. После этой громкой победы атаман решил снова захватить Репки [8, с. 211]. Незамедлительно после совершения погрома бандиты снова переправились через Днепр, где совершили нападение на сельскохозяйственную коммуну «Труд» Микулицкой волости Речицкого уезда Гомельской губернии, где до основания ограбили и сожгли все имущество, расстреляли 49 коммунаров с их руководителем членом РКП(б) с 1919 г. Саулом Добринским. 15 марта 1921 г. состоялась совещание бюро Гомельского губкома, на котором было принято решение провести в Лоевской волости Речицкого уезда операцию против банды Галака. Был создан отряд специального назначения в составе эскадрона и двух рот батальона чекистов и курсантов губпартшколы. Возглавляла отряд оперативная тройка во главе с заведующим губпартшколы Григорием Лелевичем. Утром 16 марта 1921 г. отряд выступил по Черниговскому тракту на юг. Продвижение осложнилось переправой через Днепр. Так как лед на Днепре оказался тонким, отряду пришлось пробивать лед и использовать паром. Несмотря на то, что цель поездки содержалась в секретности, местные жители, которые находились на пароме, догадались, что отряд направляется для борьбы с бандитизмом, и посоветовали Лелевичу обратится за необходимыми сведениями к секретарю Лоевской партячейки Мейеру-Юде Волынскому. Волынский, несмотря на тяжелые условия, полностью отдался опасному делу борьбы с бандитизмом и фактически один удерживал на своих плечах всю тяжесть этой борьбы в волости. Вечером 19 марта 1921 г. отряд переправился в Лоев, а утром, уже с примкнувшим к нему Волынским, приступил к операции. Вечером 21 марта 1921 г. у села Козероги выставленный караул задержал одного подозреваемого парня, который назвался крестьянином из деревни Мохов. Однако Волынский признал в задержанном известного бандита Терешкова. Последний вскоре был осужден и расстрелян. Вечером 24 марта в Лоеве арестованный галаковский шпион сообщил о том, что ночью в деревне Щитцы Деражичской волости Галак вместе с бандой собирается переправиться через Днепр. Когда стемнело, отряд выступил из Лоева в Щитцы. Из воспоминаний участника этого похода А. Лелевича: «Продвижение шло быстрым маршем без отдыха по сыпучему песку. Двуколки с пулеметами переносили через яры на себе. Резкий порывистый ветер с Днепра затруднял движение». Далее отряд, сравнительно небольшой по численности, начал окружать район предполагаемой дислокации галаковцев в огромной окружности. Когда кольцо замкнулось, его начали стягивать к центру. В результате оказалось, что банда из этого района давно ускользнула, и усталые, частью разутые красноармейцы даром протащились несколько десятков верст. Основная причина провала операции заключалась в ее недостаточной секретности и применении методов, подходящих для борьбы с регулярной армией и совсем не годящихся для борьбы с бандитами, умело использующими тактику партизанской борьбы.

16 апреля 1921 г. бандой Галака был совершен погром в местечке Василевичи Речицкого уезда, где бандиты вырезали как стариков 80­85 лет, так и четырехлетних детей.

В донесении уполномоченного Евобщесткома И. Злотника от 30 апреля 1921 г. сообщалось: «Бандитское движение в Гомельском районе <…> под руководством Галака до сих пор не прекратилось. Смежные уезды Гомельский, Речицкий, Городнянский охвачены этой бандой, которая производит поголовное вырезание еврейского населения в небольших местечках, селах и деревнях, не трогая совершенно население других национальностей, даже ответственных советских работников».

В ночь с 14 на 15 июня 1921 г. Галаковцы захватили на Днепре, возле деревни Радуль Репкинского уезда Черниговской губернии, пароход «Тенишев», который шел рейсом из Киева в Гомель. В результате бандиты ограбили и замучили 84 пассажира. В борьбе с бандитами при захвате парохода погибли работники Комаринской милиции Аркадий (Гдаля) Бейлин и Ялчанской волостной милиции — коммунист Мордух Гоникман. Спустя непродолжительное время неподалеку от Хойников Речицкого уезда, банда Г алака задержала поезд на станции Аврамовское, ограбив и убив 55 пассажиров [7, с. 84]. Из доклада председателя губкомбанд выясняется, что главным тормозом в борьбе с бандитизмом является пассивное выполнение советскими и даже некоторыми военными органами всех требований по борьбе с бандитами, носящих в большинстве случаев военный экстренный характер. В июне 1921 г. один из лидеров Евсекции Александр Чемерисский докладывал Ленину: «Бандитско-погромные события в <…> Гомельской губернии начинают развиваться с катастрофической быстротой и в украинском масштабе <.> Этот бандитизм, с которым не борются волисполкомы, военкоматы, особые отделы <…>».

По воспоминаниям участника одного из первых отрядов ЧОН Гомельской губернии П.С. Крючковского, принимавшего в 1921 г. непосредственное участие в ликвидации банды атамана Галака, можно сделать вывод о том, что на первоначальном этапе взаимодействие сотрудников милиции, ВЧК и отрядов ЧОН оставляло желать лучшего [ил. 2]. Недостаточная координированность действий, отсутствие надлежащего обмена информацией приводили к тому, что бандиты перехватывали инициативу в свои руки и, пользуясь поддержкой местного населения, обеспечивавшего их информацией о перемещении отряда в уезде, наносили упреждающие удары, имевшие целью деморализовать милиционеров и чоновцев. Так, летом 1921 г. в ходе проводимых на территории Речицкого уезда рейдовых мероприятий, направленных на уничтожение банды атамана Галака, был убит председатель местной комиссии по борьбе с бандитизмом [3, с. 112-114].

Ил. 2. Милиционер П.С. Крючковский
Ил. 2. Милиционер П.С. Крючковский (участник ликвидации банды Галака)

С июня 1921 г. деятельность местных органов власти в отношении бандитизма активизируется. В приказе по Гомельской губернии председателя Губисполкома Пестуна и председателя губкомбанд Володько сообщалось: «Все приказания и распоряжения Губкомбанд в отношении борьбы с бандитизмом обязательны для военных, гражданских и судебных учреждений, и не выполнение таковых будет беспощадно караться самым строжайшим образом, как саботаж, поддерживающий бандитизм». Для борьбы с бандитизмом был укреплен основной состав волостных отделов милиции, были направлены «политически благонадежные, морально-устойчивые товарищи» из числа советских активистов и участников гражданской войны. Наведению революционного порядка на территории волостей, успешной борьбе с бандитизмом способствовало также то, что одновременно с мерами по укреплению органов правопорядка в каждой волости и крупных населенных пунктах из числа коммунистов и комсомольцев были сформированы летучие отряды так называемых частей особого назначения [5, с. 61].

В последующем тактика сотрудников правоохранительных органов была изменена. Из доклада начальника уголовного розыска Гомельского уезда начальнику Гомельской уездной милиции следует, что первостепенное место в деле борьбы с бандитизмом стали отводить оперативной работе. В частности, сотрудниками уголовного розыска проводился большой комплекс мероприятий, направленных на формирование агентурно-осведомительной сети. В первую очередь вербовались потерпевшие от рук бандитов граждане, которые рекомендовали людей, могущих быть осведомителями, а также предоставляли сведения о тех лицах, которые оказывали помощь бандитам. Зачастую потерпевшие сами проводили активную разъяснительную работу среди своих родственников и соседей, не только получали от них необходимую информацию, но и уговаривали сотрудничать с милицией [1, л. 99-101].

Несмотря на отмену непопулярной среди крестьян продразверстки и введение новой экономической политики в 1921 г., бандиты в регионе продолжали чувствовать себя уверенно. Так, в рапорте начальника Гомельского уезда начальнику губмилиции сообщается: «…сегодня, 2-го июля 1921 г., явился в управление младший милиционер Медведев Михаил и сообщил, что 30-го июня сего года в село Терюху Дятловической волости приезжал отряд кавалерии около 50 человек, назвавши себя галаковцами, которые просили есть у жителей, но они не давали, тогда они пошли к председателю сельсовета, но такового дома не оказалось. Была дома жена, которая сказала, что ей нет, чем покормить. Тогда они стали делать обыск сами, нашли масло, собранное гражданами с. Терюха согласно приказа Упрочкома — продналог — и взяли масло около 10 фунтов, кроме того, они говорили, что в 3-4-х верстах от села Терюха они убили еврея, и в тот же вечер неизвестно куда они уехали. Кроме того, 1-го июля сего года в с. Терюху приезжал отряд кавалерии около 150 человек, вооруженные винтовками и пулеметами, форму нельзя было заметить, т.к. было темно. Отряд по селу двигался медленно и выехал за село неизвестно куда» [1, л. 99-101].

Учтя недоработки, способствующие провалу мартовской операции в Лоевской волости Речицкого уезда, Гомельская ГубЧК совместно с сотрудниками милиции, еще с апреля 1921 г., для получения информации о местонахождении банды начала использовать агентурную разведку. Благодаря совместным оперативным действиям, удалось сорвать повстанческий съезд, который галаковцы намеревались провести на Лоевщине. Также летом 1921 г. в банду удалось внедрить агентов Гомельской и Черниговской ГубЧК. Одному из агентов удалось войти в доверие к лидеру группировки и стать личным кучером атамана. Внедренные оперативники неоднократно передавали сведения о передвижениях и местах расположения бандитов. Установив таким образом при их помощи точное расположение банды в обстановке строжайшей секретности, туда направили части особого назначения. После разгрома бандитов Галак, его соратник Бакаша со своими ближайшими сообщниками бежали на Украину, где к месту предполагаемого нахождения остатков банды из Чернигова вышел чекисткой отряд в 50 штыков, подразделение еврейской самообороны из 60 штыков и кавалерийский отряд численностью 150 человек, а из Городни на ликвидацию Галака был выслан отряд численностью 150 штыков. Части красных окружили бандитов, которые укрепились на острове среди болот. Большая часть галаковцев погибла при обороне, но атаману удалось уйти с небольшой группой бойцов и скрыться среди Черниговских лесов [8, с. 212]. Однако в ночь со 2 на 3 июля 1921 г. двумя сотрудниками ГубЧК, Гончаровым и Семеновым, ранее внедренными в банду под видом добровольного пополнения, атаман Галак был убит путем обезглавливания. После смерти атамана во главе остатков банды стал некий Ходько. В июле — августе выйдя из Черниговских лесов, он во главе отряда численностью в 100 человек совершал грабежи и нападения на территории Гомельской и Брянской губерний. Однако в начале сентября 1921 г. банда Ходько была ликвидирована, а 35 человек виновных в шпионаже и разбое отданы под суд [9, с. 117-118; ил. 3].

Ил. 3. 39-й отдельный батальон
Ил. 3. 39-й отдельный батальон ГубЧК получает знамя за ликвидацию банды Галака

К концу 1921 г. на территории Гомельской губернии основные бандформирования были разбиты или вытеснены на польскую территорию. Так, если в октябре 1921 г. в Гомельской губернии были зафиксированы боестолкновения с десятью бандами, то в ноябре того же года только лишь с четырьмя.

Источники и литература:

  1. Государственный архив общественных объединений Гомельской области. — Ф. 2. — Оп. 1. — Д. 273. — л. 14.
  2. История органов внутренних дел Беларуси: курс лекций / под ред. Ф. Вишневского, УО Академия МВД РБ. — Минск: Академия МВД РБ, 2010. — 218 с.
  3. Исторический формуляр УВД Гомельского облисполкома. -Гомель, 2012. — 250 с.
  4. Новиков, Д.С. Борьба советской милиции с бандитизмом в Гомельской губернии в начале 1920-х гг. / Д.С. Новичков // От идеи — к инновации: материалы XXIV Междунар. студ. науч.-практ. конф., Мозырь, 27 апр. 2017 г. в 2 ч. Ч. 2 / УО МГПУ им. И.П.Шамякина; редкол.: В.Н. Навныко (отв. ред.) [и др.]. — Мозырь, 2017. — 345 с.
  5. Некрашевич, А.Г. Очерк истории Гомельской милиции (1917­1967 годы) / А.Г. Некрашевич — Гомель: Барк, 2016 — 126 с.
  6. Очерки истории милиции Белорусской ССР (1917-1987) / под ред. В.А. Пискарева; редкол.: А.Ф. Вишневский [и др.]; авт. кол.: Н. Савичев [и др.]. — Минск: Беларусь, 1987 — 536 с.
  7. Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Лоеўскага раёна / Рэдкал.: Г.П. Пашкоў (гал. рэд.) і інш.; — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2000 — 592 с.
  8. Савченко, В.А. Атаманщина / В.А. Савченко. — Харьков: Фолио, 2011 — 379 с.
  9. Хохлов, А.Г. Крах антисоветского бандитизма в Белоруссии в 1918­1925 годах / А.Г. Хохлов — Минск: Беларусь, 1981 — 176 с.


Автор: Д.С. Новиков
Источник: Брагинщина в контексте истории белорусско — украинского пограничья: сборник научных статей / редкол. А.Д. Лебедев (отв. ред.) [и др.]. — Минск: Четыре четверти, 2018. — 142 с.: ил. Ст. 98-105.