Архитектура Гомеля графа Н.П. Румянцева в контексте развития европейского зодчества конца XVIII — начала XIX в.

0
124
Архитектура Гомеля и здание трактира

Н.П. Румянцев создал новый город Гомель, который, как из­вестно, был задуман как идеальный город эпохи Просвещения. Это явление было особенным, уникальным. Уникальным оно было для Российской империи, так как там не было частновла­дельческих городов. На белорусской земле они появились лишь после разделов Речи Посполитой и Гомель здесь стал самым значительным.

Создание нового Гомеля было уникальным и для европей­ской градостроительной практики. Создателем Гомеля был граф Н.П. Румянцев — человек выдающийся, образованнейший, во многом определяющий судьбы народов своего времени, знако­мый с последними достижениями европейского градострои­тельства. Поэтому здесь мы вполне можем ожидать самых вы­дающихся результатов, нового слова, если так можно сказать, в европейском градостроительном искусстве.

Создание нового Гомеля относится к 1796-1825 гг. С 1796 г. Н.П. Румянцев после смерти отца стал владельцем Гомеля, а весной 1801 г. была начата разбивка улиц нового города. И хотя работа по строительству зданий Н.П.Румянцевым продолжа­лись вплоть до его смерти в 1826 г., все же создание основного замысла нового Гомеля следует отнести к 1798-1800 гг. — вре­мени, когда граф был отстранен Павлом I от службы и отправ­лен в ссылку в свои имения. Именно тогда он и занялся устрой­ством нового города, уподобив себя персонажу Фаусту из од­ноименного произведения Гете. Трагедия Гете в начале 19 в. стала выражением мыслей и чаяний просвещенной европейской аристократии, своеобразным символом своей эпохи. В 1790-е гг. она еще не была опубликована, но ее замысел, безусловно, был известен Н.П. Румянцеву, который был лично знаком с вы­дающимся немецким философом и литератором и полностью разделял его мысли и убеждения.

Создание нового Гомеля происходило одновременно с крупнейшей градостроительной акцией в Российской империи — регулярной перепланировкой губернских и уездных городов. В 1776 г. Екатериной 11 была утверждены планы большинства городов, в том числе и на восточных землях Речи Посполитой, присоединенных по первому разделу, и эти планы осуществля­лись вплоть до середины 19 в.

Основными характерными чертами этих планов была упо­рядоченность и геометрическая четкость построений. Выполня­лись эти планы военными инженерами и геодезистами. Харак­терной чертой планов уездных городов, в особенности в Могилевской губернии, была их геометрическая идеальность. Города устраивались в виде простых геометрических фигур, в основ­ном прямоугольников с прямоугольными кварталами, площа­дями и пересекающимися под прямыми углами улицами. Эти идеальные очертания площадей и улиц зачастую накладывались на существующие поселения с изогнутыми улицами и деревян­ной застройкой без связи с их направлениями и особенностями рельефа местности.

Здесь с особой силой проявилось влияние масонских идей, желание с помощью использования магической геометрии по­влиять на людей, изменить их к лучшему. Характерный пример тому — создание графом З.Г. Чернышевым в своем белорусском владении Чечерске геометрических планировочных построений и символически окрашенной архитектуры зданий (четыре куль­товые постройки в виде ротонд и ратуши посреди громадной площади).

В новом Гомеле Н.П. Румянцева все было по-другому. Что же здесь особенного?

Гомель не был окружен земляным валом со рвами. Его очертания как бы не были законченными, завершенными. На­правления основных улиц были направлены в пространство за пределами застройки и как бы приглашали город к развитию.

Очертания основных улиц имели геометрическую структу­ру. Однако здесь не была использована сугубо прямоугольная сетка улиц, что напоминало бы очертания античных римских военных лагерей. Здесь были устроены лучевые улицы. Это придавало городу черты не провинциальности, подчиненности, а статичности. Здесь ощутима прямая отсылка авторов нового Гомеля к наследию крупнейших городов мира — Рима, Парижа и Санкт-Петербурга.

Центром Гомеля являлся не дворец или же собор, как это было в Европе в эпоху средневековья. Центром Гомеля была площадь очень больших размеров. Она была в состоянии вме­стить все население города, и была устроена для народа, для всего народа. Здесь были построены здания, привлекающие все население — церковь и костел, торговые ряды, ратуша и учили­ще. Пространство площади было полуоткрыто к природному окружению и связано с другими основными зданиями — домом владельца, синагогой.

По своим размерам гомельская площадь полностью повто­ряла центральную площадь Парижа — площадь Людовика 14 (площадь Согласия). Это было не случайно, и здесь проявилась не только любовь Н.П. Румянцева в столице Франции, ее архи­тектуре, но и другое особое качество. Н.П. Румянцев, как истин­ный просветитель пожелал уподобить основные постройки Гомеля выдающимся памятникам мирового зодчества. Петропав­ловский собор напоминал церковь св.Женевьевы в Париже, костел — Пантеон в Риме, торговые ряды были устроены по примеру петербургских, экономический дом являлся копией дома в графстве Бедфордшир (Англия). Здесь проявилась ди­дактическая функция искусства (в данном случае — архитектуры), стремление не только создать приятные ощущения у зри­теля, но и его научить, образовать. Такого не было в перепла­нируемых уездных и губернских городах Российской империи того времени, застраиваемых в основном по образцовым проек­там.

Но главным особым качеством нового Гомеля была связь его планировочного устройства с природным окружением. Это здесь проведено целенаправленно и по всему чувствуется, что об этом много думали. На кромке высокого берега реки Сож расставлены в различных ракурсах основные классицистиче­ские постройки Гомеля — дворец, собственный дом и дом, назы­ваемый экономическим, Петропавловский собор, дом архитек­тора Кларка. Эти постройки великолепно читаются с противо­положного берега реки и стоят на высоком берегу, как на свое­образном пьедестале. Их фасады окнами ориентированы на пойму реки, они расположены свободно, не в ряд, очень живо­писно и красиво. Чувствуется их тесная связь с природой, пей­зажем. А за собственным домом Н.П. Румянцева, с выходом на берег реки и включая глубокий, живописно устроенный приро­дой овраг был создан обширный пейзажный парк.

Регулярная же планировка парадных городских про­странств специально удалена от живописной линии берега, но в то же время тесно связана с особенностями его очертаний и ли­ниями оврагов.

Эта связь с природой, своеобразная пейзажность планиров­ки выполнена не случайно и, бесспорно, является делом рук Н.П. Румянцева. Образованный, тонко чувствующий человек, граф Н.П. Румянцев кончено же знал современную ему литера­туру о градостроительстве и паркостроении. Очарованный кра­сотами гомельской природы он совместно с архитектором Кларком, английским садовником и создал удивительное и не­повторимое планировочное устройство Гомеля. Велика здесь была и роль его английских коллег — архитектора и садовника, которые также внесли в планировку Гомеля чисто английский пейзажный подход к градостроительству.

Подобных примеров в Российской империи того времени очень мало. Можно вспомнить Богородицк, Екатеринослав. Устройство Твери, также расположенной вдоль берега крупной реки (Волги) не обладает теми выдающимися качествами устройства пейзажной планировки, как это было в Гомеле. Регу­лярные пространства города здесь слабо связаны с поймой реки и развиваются параллельно берегу, не особо ориентируясь на речные дали.

Как известно, градостроительство средневековья (устрой­ство укрепленных городов, крепостей) не обладало качествами создания планировочной структуры, в которой бы учитывались природные особенности, наблюдалось стремление создать пла­нировку, тесно связанную с природой и организовать красивый вид из окон домов на окружающий пейзаж, включить пейзаж­ный парк в структуру города. Замечать природу стали позднее, в эпоху романтизма. В начале 19 в. в устройстве крупных горо­дов, столицы государства вводятся элементы застройки, тесно увязанные с природой — здание Биржи в Санкт-Петербурге, ле­стница в Одессе и т.д. Однако ранее, в эпоху Просвещения, в конце 18 в. такого не было. Планировка городов тогда носила черты рационализма, практицизма и имела характер не связан­ных с природой геометрических схем.

С приходом романтизма начинается новая фаза в градо­строительстве, когда в структуру города проникают элементы и приемы устройства пейзажных парков. И в начале этого про­цесса стоит новый Гомель, созданный талантом его создателя -графа Н.П. Румянцева.

Это — наилучший образец и пример нового подхода в евро­пейском градостроительстве. Здесь создана гармония для жизни человека государственного, и человека частного, гармония ре­гулярного и живописного.

С приходом капитализма подобные качества в европейском градостроительстве и, особенно, в градостроительстве Россий­ской империи не могли получить своего развития из-за частной собственности на землю и утраты черт ансамблевости в архи­тектуре. А в Гомеле это получило выдающееся воплощение. И это качество города сохранилось и поныне. Устройство за­стройки вдоль береговой линии в основном сохранилось и сей­час можно видеть практически все то, что было заложено в уст­ройство города в конце 18 в. графом Н.П. Румянцевым. И это является своеобразным памятников выдающемуся человеку-просветителю России.

Автор: Валерий Морозов