Археологические материалы XVIII века из раскопок старообрядческой Спасовой слободы в Гомеле

0
406
Спасова слобода в Гомеле и археологические раскопки Гомеля

В конце XVII — начале XVIII вв., менее чем в 1 км к югу от Гомельского замка, на берегу Сожа возникло поселение старооб­рядцев, бежавших в пределы Гомельского староства Речи Посполитой из России. Истории оно известно, как слобода Спасовка или Спасова слобода. Вплоть до второй половины XIX в. поселение оставалось центром особой, изолированной от местного белорус­ского населения, общины старообрядцев поповского толка. Не­смотря на “выгонки раскольников”, осуществленные царскими властями в 1735 и 1764 гг., Спасова слобода в конце XVIII в. по-прежнему была крупным гомельским предместьем [1, с. 133]. Ду­ховным и историко-топографическим центром Спасовой слободы в первой половине — середине XVIII ст. являлась церковь Преображения Господня. В 1737 г. над устьем оврага строится дере­вянный храм во имя пророка Ильи [2, с. 230] (участок современ­ной улицы Комиссарова). В 1793 г. церковь разобрана “за ветхо­стью” и на ее месте сооружается новый храм того же имени, су­ществующий и по сей день [3, с. 62]. В XVIII — первой половине XIX вв. рядом со слободой существует старообрядческий Спас­ский монастырь, закрытый властями в 1850 г. [2, с. 321].

Несмотря на наличие письменных известий о Спасовой сло­боде XVIII в., ее история изучена плохо. Так, до сих пор остаются неизвестными особенности планировки и застройки поселения, расположения храмов и кладбищ. Еще меньше свидетельств о материальной культуре и быте населения Спасовой слободы. Не­которые данные для освещения этих вопросов дают итоги архео­логических исследований, осуществленных под руководством О.А. Макушникова экспедицией Гомельской организации Бело­русского добровольного общества охраны памятников истории и культуры (при участии Гомельского госуниверситета им. Ф. Скорины и студенческого научного общества “ТАмГА”) в 1999-2000 гг.

Археологические раскопки, охватившие площадь около 406 кв. м (шурф, раскоп, 4 траншеи), проводились на пустыре усадь­бы инспекции рыбохраны (между Пролетарским проездом и ули­цей Фрунзе). Участок локализуется на пологом склоне левого борта значительно преобразованного за последние два столетия оврага. Судя по находкам, урочище привлекаю человека еще в раннем средневековье и в эпоху “летописного” Гомия (XII-XIII вв.). В XIV в здесь возникло пригородное селение, которое прекратило существование (значительно сократило свои размеры?) не позднее начала XVII в.

В начале XVIII в. жизнь поселения возобновляется. И пись­менные, и археологические материалы показывают, что позд­нейший период его существования связан с размещением здесь старообрядческой Спасовой слободы. Раскопки открыли куль­турный слой с предметами материальной культуры XVIII в. Они показывают, что участок исследований был застроен простыми Деревянными наземными домами. Жилища имели кирпичные пе­чи, сложенные на глиняном растворе, и выкопанные в грунте по­греба-подполья хозяйственного назначения.

Культурный слой XVIII в. содержит большое количество об­ломков неполивной (кухонной) керамической посуды, ближай­шие аналогии которой отмечены на памятниках Юго-Восточной Беларуси, Северной Украины и соседних районов России второй половины XVII — начала XIX вв. В прочем, география распро­странения сходных керамических образцов значительно шире. Так, в Беларуси, близкие сосуды встречены археологами при изу­чении Витебска, в Украине — Киева. Керамика Спасовой слободы представлена типичной для XVIII в. посудой. Среди нес — макит­ры или макотры (сосуды для приготовления масла, заквашивания теста и др.), миски, кринки, кувшины, горшки и латки (специали­зированные ‘»сковороды” для тушения пищи). На изученной рас­копками территории Спасовой слободы почти полностью отсут­ствует сравнительно дорогая поливная (глазурованная) посуда. Последняя, судя по нашим раскопкам 1986-87 гг. в зоне реконст­рукции кинотеатра им. Исаченко, была характерна для быта го­мельской шляхты и зажиточной части горожан. Широкое распро­странение поливная посуда получила во всех белорусских горо­дах и замках XVII-XVIII вв. В этой связи следует предполагать, что наши исследования территории Спасовой слободы затронули именно ту ее часть, которая была заселена простыми оброчными крестьянами. С другой стороны, почти полное отсутствие в оби­ходе местного населения поливной посуды может объясняться и характерным для традиционной старообрядческой среды быто­вым аскетизмом. Среди прочих археологических материалов — навесной дверной замок, кованые строительные гвозди, осколки стекла (оконного и от посуды), бронзовые пуговица и серьга, стеклянная вставка для какого-то украшения, глиняное грузило для рыболовной сети. Эти находки также не выходят за рамки представлений о скромности старообрядческого быта.

Надо отметить, что в материалах раскопок отсутствуют гли­няные курительные трубки (“люльки”), которые в культурном слое XVII-XIX вв. Гомельского замка и места (т. е. собственно города) обнаруживаются повсеместно и в значительном количе­стве. Хорошо известно, что табакокурение в Европе широко рас­пространилось в XVI в. На территории Речи Посполитой оно укоренилось в XVII в., причем особых законодательных ограни­чений по поводу нового “увлечения” не было. Иное дело — кон­сервативная старообрядческая среда, которая категорически осу­ждала эту вредную для здоровья привычку. Во времена правле­ния Петра I среди самых серьезных обвинений, брошенных рев­нителями “древлеправославия” в его адрес, было и обвинение самодержцу за насаждение табакокурения: “Пришло времечко гонимо, народился злой Атихрист, на всю землю он вселился, на весь мир вооружился, стали его волю творити, усы, бороду брити, латынскую одежду носити, препроклятую траву пита, табак курити» [4, с. 63].

Археологические материалы Спасовой слободы заслуживают внимания. В остатках сгоревшего деревянного дома, в слое пожарища, выявлено 10 медных монет. Чеканке Речи Посполитой Принадлежит грош 1755 г. Остальные монеты — российские. Это 7 “денег” чеканки 1735 (2 шт.), 1738 (2 шт.), 1741, 1748 (2 шт.) гг., а также копейки 1759 и 1760 гг. Таким образом, гибель постройки следует относить ко времени не ранее начала второй половины XVIII в. Посреди жилой застройки раскопанного нами участка выявлено захоронение девочки — младенца. Оно совершено на­спех, явно без участия священника (находится не на кладбище, совершено без гроба, ориентировано с полным нарушением об­ряда головой на восток-юго-восток). На костях ребенка — харак­терный для старообрядцев медный ажурный крест-тельник (раз­мер 52×30 мм) с остатками прикипевшей к нему тонкой льняной ткани (остатки одежды или савана). На его лицевой стороне — рельефное изображение 8-конечного креста с Распятием, на обо­ротной — следы многострочной кириллической надписи. Крест и археологическая стратиграфия датируют погребение XVIII в.

На наш взгляд, и сгоревший дом, и погребение связаны с со­бытиями, которые имели место во время второй, “екатерининской выгонки” 1764 г. Как известно, российскими войсками под командованием генерала Маслова тогда был осно­вательно разорен духовный и экономический центр старообряд­цев — Ветка, сожжены окружавшие его скиты и слободы, а значи­тельная часть староверов — принудительно выведена в Россию. А.А. Горбацкий отмечает, что и Спасовой слободе (находившейся у стен Гомельского замка) был нанесен значительный ущерб. Царские войска получили приаз не только вывести “раскольников” в Россию, но и сжечь все церковные и жилые строения. После событий 1764 г. в Спасовой слободе из 119 хо­зяйств осталось только 37, а прямые финансовые потери Гомеля и Слободы были оценены в немалую сумму свыше 3614 тынфов [5, с. 63]. Археологический материал определенно подтверждает информацию письменных источников: Спасова слобода во время трагических событий 1764 г. не сделалась для местных старообрядцев “счастливым исключением из правил”.

Таким образом, раскопки сокрытых в земле памятников ста­рообрядческой культуры могут передать в распоряжение истори­ческой науки ценный фактический материал, который не только существенно дополняет, но и заметно корректирует в целом представительный блок письменных документов. Конечно, не все археологические находки (в силу специфики данного вида источ­ника) сразу поддаются однозначной научной трактовке. Поэтому представляется необходимым проведение широкомасштабных полевых изысканий.

  1. Макушников О. А. Гомель с древнейших времен до конца XVIЦ века. Гомель, 2002.
  2. Жудро Ф.А., Сербов И.А., Довгялло Д.И. Весь Гомель. Геогра­фическо-статистический очерк // Записки Северо-Западного отдела Им­ператорского Русского географического общества. Кн. 2. Вильна, 1911.
  3. Якімовіч Ю.А. Ільінская царква //Збор помнікау гісторыі i куль­туры Беларусі. Гомельская вобласць. Мн., 1985.
  4. Материалы к истории и изучению русского сектантства и раско­ла. Вып. 1. СПб., 1903.
     

Авторы: О.А. Макушников, Д.П. Миранович
Источник: Старообрядчество как историко-культурный феномен / Материалы Международной научно-практической конферен­ции “Старообрядчество как историко-культурный феномен” (Гомель, 27-28 февраля 2003 г.): Гомель: ГГУ, 2003. — 312 с. Ст. 180-184.