Антропонимия Гомеля в XVIII веке

0
1263
Антропонимия и имена Гомель

Данный доклад посвящён теме «Антропонимия Гомеля в XVIII ве­ке». Рассматриваемый нами исторический период характеризуется тем, что в состав Российской империи входила часть земель и совре­менной Украины, и Беларуси. Ввиду того, что в XVIII веке Гомель входил в состав Российской империи и принадлежал графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому, нельзя говорить о сугубо белорусском направлении исследования.

Язык постоянно развивается, претерпевает различного рода измене­ния, а вместе с ним меняются и имена собственные. Имена собственные живо реагируют на происходящие в природе и обществе изменения, по­этому они могут служить хронологизаторами текстов, а также историче­ских и археологических памятников. Имена собственные переживают эпоху, в которую они были созданы, сохраняя свидетельства более древ­него состояния языка, и содержат важную языковую и неязыковую ин­формацию.

Среди антропонимических категорий, составляющих совокупность идентификационных средств выделения человека в социуме на всех эта­пах его существования, главным элементом всегда являлось имя. Имена собственные являются важным элементом общего языкового и культурно-исторического наследия народа. Антропонимы содержат информацию об особенностях расселения, о путях исторического развития народа, его взаимоотношениях с иными этносами, о специфике его культуры, тради­ций, обычаев, вероисповедания. Обращение к истокам онимов очень важ­но и актуально в связи с необходимостью ориентации отечественной сис­темы образования и воспитания на этническую культуру, историю народа, а также в связи с возросшим в последние годы интересом к генеалогии, истории семьи и рода. Изучение антропонимов помогает исследовать процессы, происходившие в языке, прогнозировать возможные изменения лексического состава языка, его грамматических и фонетических форм.

Ввиду недостаточной изученности антропонимии Гомеля, наша рабо­та является определенным вкладом в изучение восточнославянской исто­рической ономастики, ведь имена собственные жителей Гомеля и его ок­рестностей не только являются неотъемлемой частью лексической систе­мы русского языка, но и образуют в нём уникальную подсистему со свой­ственными ей специфическими средствами, закономерностями, особенно­стями функционирования и распространения. Можно говорить об ориги­нальности гомельской антропонимии, учитывая также историю региона в целом и города Гомеля, в частности, и их расположение на этнокультур­ном и языковом белорусско-русско-украинском пограничье.

Антропонимы являются важным элементом общего языкового и куль­турно-исторического наследия народа. Кроме своей основной номинативно-дифференцирующей функции, антропонимы содержат информацию об особенностях расселения, о путях исторического развития народа, его взаимоотношениях с другими этносами, о специфике его культуры, тра­диций, обычаев, вероисповедания.

Антропонимия Гомеля является неотъемлемой частью лексической системы русского языка и образует в нем уникальную подсистему со свойственными ей специфическими свойствами, закономерностями, осо­бенностями функционирования и распространения.

В 1776 году было составлено описание гомельского имения П.А. Ру­мянцева [1, С. 108]. В этом документе имеется богатый антропонимический материал, который мы и анализируем.

Большинство жителей гомельских окрестностей и самого Гомеля в XVIII веке были этническими белорусами. Здесь проживали и выходцы из других земель: России, Украины, Польши, Литвы.

У жителей Гомеля XVIII века официальное именование было трех­членным: «личное имя + отчество + фамилия» [2, С. 73].

В «Описание гомельского имения П.А. Румянцева» включено 871 именование. В нем представлены жители из местечка Гомель. Обратимся к особенностям каждого компонента формулы именования мещан.

В данном документе в качестве первого элемента фиксируются хри­стианские личные имена в полной или народно-разговорной форме.

В народно-разговорной форме указано 48 имен: Аграфена, Алифер, Астап, Барыс (Борис), Улас, Козма, Клим, Любое, Ларион, Михайло, Мануил, Малах, Никола, Омельян, Осип, Пархом, Синклита, Сила, Терех, Федос, Яким и другие.

Данным именным формулам были присущи белорусские фонетиче­ские черты: твердый [р], аканье, начальный [у], отвердение конечного [в].

Среди христианских имен в полной форме фиксируется 81 имя: Анд­рей, Агафья, Анна, Алексей, Агриппина, Анастасия, Афанасий, Антон, Акилина, Борис, Григорий, Герасим, Гавриил, Демьян, Даниил, Дарья, Еф­росинья, Ефим, Елена, Евдокия, Евгенья, Евдоким, Евстафий, Ермолай, Емельян, Захарий, Ирина, Иван, Илья, Карп, Лаврентий, Логвин, Михаил, Марья, Мартин, Макар, Николай, Никифор, Наталья, Никита, Петр, Роман, Семен, Степан, Софья, Сила, Сергей, Самуил, Сафрон, Савва, Терентий, Татьяна, Тихон, Тимофей, Тит, Тарас, Ульяна, Устинья, Феодосья, Федор, Филипп, Юрий, Яков.

Наиболее частотные мужскими именами в Гомеле в XVIII веке были: Иван (59), Андрей (25), Федор (24), Григорий (21), Семен (20), Василий (18), Степан (18), Яков (14), Дмитрий (11), Павел (10), Петр (10).

Наиболее частотные женские имена: Марья (47), Анна (38), Прасковья (34), Авдотья (30), Ирина (26), Агафья (21), Ксенья (21), Матрона (21), Аграфена (18), Ефросинья (18), Анастасия (17), Елена (16), Татьяна (15), Феодосья (15), Евгенья (10), Ульяна (10).

Менее частотными мужскими именами в Гомеле и его окрестностях в XVIII веке были: Алексей (8), Антон (8), Михаил (8), Тимофей (8), Афана­сий (7), Игнат (7), Илья (7), Леон (7), Никита (7), Никифор (7), Тарас (7), Карп (6), Борис (5), Гавриил (5), Филипп (5), Козма (4), Корней (4), Моисей (4), Сила (4), Терентий (4), Тарас (4), Даниил (3), Ефим (3), Емельян (3), Кондрат (3), Кирьян (3), Лаврентий (3), Осип (3), Роман (3), Тихон (3), Тит (3).

Менее частотные женские имена: Екатерина (9), Варвара (8), Ната­лья (8), Пелагея (7), Христинья (7), Вера (6), Меланья (4), Синклита (4), Устинья (4), Дарья (3), Марфа (3).

В единичных случаях в документе «Описание гомельского имения П.А. Румянцева» фиксировались следующие мужские имена: Евстафий (2), Влас (2), Герасим (2), Демьян (2), Давид (2), Ермолай (2), Лукян (2), Мартин (2), Максим (2), Марк (2), Сергей (2), Самуил (2), Фома (2), Алифер (1), Аврам (1), Артем (1), Евдоким (1), Захарей (1), Исак (1), Константей (1), Клим (1), Логвин (1), Мануил (1), Малах (1), Матвей (1), Макар (1), Пархом (1), Сафрон (1), Силвестр (1), Савва (1), Юрий (1).

Среди женских имен единично фиксируются следующие: Акилина (2), Елисавета (2), Васся (1), Ликерья (1), Марына (1), Фекла (1).

В качестве второго элемента именования выступало отчество в непол­ной форме (заканчиваются на -ов, -ее, -ин, -ын). Следует отметить тот факт, что слово отчество начинает последовательно употребляться в рус­ском языке в привычном для нас смысле лишь с первой половины XVIII века [3, С. 36].

Отчество имело полную форму лишь у высокопоставленных лиц и за­канчивалось на -вич; например, граф Петр Александрович Румянцов-Задунайский.

Наиболее частотными отчествами среди жителей города Гомеля XVIII века были: Иванов (24), Васильев (9), Федоров (8), Алексеев (7), Андреев (6), Семенов (5), Григорьев (5), Петров (4), Степанов (3), Михайлов (3), Никифоров (3), Гаврилов (3), Денисов (3).

Все отчества мещан Гомеля XVIII века были образованы от христиан­ских имен в полной или народно-разговорной форме.

У жителей Гомеля XVIII века в качестве третьего компонента имено­вания фиксируется фамилия. Встречались два типа фамилий: патроними­ческие и непатронимические. Патронимические фамилии содержат указа­ние на отца. Непатронимические фамилии характеризуют самого носите­ля фамилии в том или ином отношении. При этом большая часть фамилий относилась к непатронимическому типу: Пивовар, Жихар, Односум, Мар­ковский, Лапицкий, Подосиновый, Дрозд, Мороз, Ходот, Бетен, Бурый, Езерский, Сороколетний, Малчицкий, Печкур, Шалабас, Зибкий, Побегай и другие.

Среди непатронимических фамилий, которые мы встречаем в выше­указанном документе, можно выделить следующие подгруппы:

  1. Семь фамилий, предположительно связанных с дохристианскими личными именами: Дрозд, Дубина, Мороз, Мурашка и другие;
  2. Десять фамилий-прозвищ, указывающие на внешние черты, об­лик, физические особенности первого носителя именования: Бу­рый, Зибкий, Рудой и другие;
  3. Пять фамилий-прозвищ, указывающих на внутренние качества, черты характера, особенности и способности родоначальника фа­милии: Зыбкий, Лижик, Мисливец, Побегай, Хавкун;
  4. Пять фамилий-прозвищ, указывающих на образ жизни, социаль­ный статус человека и различные жизненные обстоятельства: Жихар, Односум, Шалабас, Побегай, Шмигунец;
  5. Восемь фамилий-прозвищ, связанные с обозначением профессии: Веретенник, Гребенник, Злотник, Кожемяко, Мисливец, Печкур, Пивовар, Синелник;
  6. Две фамилии-прозвища, заключающие характеристику человека по особенностям местности, где он родился и / или живет: Лозо­вой, Подосиновый;
  7. Три фамилии, отображающие полные и народно-разговорные формы христианских личных имен: Гаврик, Евлан, Ходот;
  8. Одна фамилия, образованная от названия жителей той или иной местности: Кричавец;
  9. Восемнадцать фамилий, образованных непосредственно от гео­графических названий: Витковский, Дубровский, Езерский, Ива­новский, Кабилинский, Кромановский, Курицкий, Лапицкий, Мар­ковский, Савицкий, Славотинский, Шванский и другие. Эта под­группа самая многочисленная;
  10. Четыре фамилии неславянского происхождения: Бетен, Гирун, Кордаш, Колоберда.

Патронимические фамилии можно разделить на две подгруппы:

  1. Патронимические фамилии русского типа: Аксамитов, Ануфриев, Афанасьев, Балбысенков, Васильев, Денисов, Жихарев, Жихалов, Купреев, Козаченков, Леонов, Мурашкин, Негрейкин, Онуфриев, Порвин, Празников, Раковцов, Рогалин, Свиридов, Спиридонов, Стасенков, Сторожев, Тарасов, Таткин, Тюхеев, Штихов и дру­гие (такого типа фамилий 30);
  2. Патронимические фамилии украинско-белорусского типа: Апана­сенко, Болбисенко, Богданович, Варенчик, Жидкевич, Зиневич, Исаченко, Кондратович, Козаченко, Козакевич, Лашец, Мар­ченко, Свистоносец, Стасенок, Чурок, Шмигунец и другие (таких фамилий 25).

Из вышеприведенного материала следует, что у мещан города Гомеля XVIII века преобладали фамилии русского типа. Возрастание числа таких фамилий во второй половине XVIII века объясняется притоком в город и его окрестности русских переселенцев из различных районов России. Среди этих переселенцев преобладали старообрядцы, селившиеся, как правило, отдельно от коренного населения. Непосредственно в Гомеле оседали мастеровые, ремесленники и торговцы, к старообрядцам не отно­сившиеся. Поселения же русских раскольников к середине XVIII века бу­квально окружали Гомель [2, С.74]. В анализируемом документе пред­ставлены преимущественно именования мужчин. Женщины указывались лишь в тех случаях, когда они становились дворовладелицами, юридиче­ским лицом, после смерти мужа.

Таким образом, формула именования жителей Гомеля XVIII века бы­ла трехчленной. В качестве первого элемента фиксируется христианское личное имя в полной или народно-разговорной форме, в качестве второго элемента – отчество в неполной форме, в качестве третьего элемента – фамилии патронимического или непатронимического типа.

Список литературы:

  1. Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Гомеля у 2 кн. / Уклад. П.П. Рабянок; мастак Э.Э. Жакевіч. – Мн.: БЕЛТА, 1998-1999.
  2. Рогалев А.Ф. От Гомиюка до Гомеля: Городская старина в фактах, именах, лицах / А.Ф. Рогалев. – 2-е изд., перераб. и доп. – Гомель: Обще­ство с дополнительной ответственностью «Барк», 2006. -220 с.
  3. Зинин С.И. Русские отчества / С.И. Зинин; под ред. О.Н. Трубачева // Русская ономастика и ономастика России: Словарь. – М.: Школа-Пресс, 1994. – С. 186-196.


Автор:
А.В. Собко
Источник: Система ценностей современного общества. Номер: 5-1 Год: 2009. С. 152-157.