Антропологическое исследование средневековых останков из Моховских могильников под Лоевом

0
2163
Рисунок скелета человека сделанный карандашом
Иллюстративное изображение

В 2012 г. на базе кафедры патологической анатомии с курсом судебной медицины Гомельского государственного медицинского университета и Управления по Гомельской области Государственной службы медицинских судебных экспертиз проведено исследование костных останков из средневековых Моховских могильников, полученных экспедицией ГГУ им. Ф. Скорины в 2009 и 2012 гг. под руководством О. А. Макушникова.

В кургане 47 (2009 г.), который отнесен к концу X – первой половине XI вв., открыта ингумация, ориентированная на запад. Умерший был положен на спине, руки – вытянуты вдоль тела. Малая и большая берцовые кости левой ноги несколько смещены. На экспертизу представлены: длинные трубчатые кости (левая бедренная и верхние две трети правой бедренной, правая и левая большеберцовые, правая и левая подвздошные с сегментом крестца), мозговая часть черепа (лицевой отдел не сохранился) с дефектом в затылочной области, фрагмент нижней челюсти. Прочие кости сохранились плохо и ценности для исследования не представляют.

Череп из кургана 47 имеет среднюю степень сохранности. Форма мезокранная. Бугристости в местах прикрепления мышц развиты умеренно, сосцевидный отросток средней степени развитости. Темя с возвышением области средней трети стреловидного шва, теменные бугры выражены. Синостоз основной кости с затылочной состоялся. Нижняя челюсть слабой сохранности, ее ветви не сохранены. Сохранились только фрагменты корней зубов. Размеры черепа (в мм): продольный диаметр – 192,1, поперечный диаметр – 145,0, высотный диаметр – 143,1, сосцевидная ширина – 107,7, окружность черепа – 537,0, теменная часть сагиттальной хорды – 119,2, длина БЗО – 37,7, ширина БЗО – 30,8.

Фрагмент проксимального диафиза правой большеберцовой кости размерами 3,6 х 3,3 х 5,95 см с раневым каналом четырехугольной формы размерами 0,83 х 0,74 см. Раневой канал направляется спереди назад, слева направо, под углом близким к 900 к плоскости передней поверхности кости, на всем протяжении одинакового размера. Признаков заживления раневого канала не наблюдается. Подвздошные кости с вертлужными впадинами размерами 5,36 см и 5,20 см. Правая бедренная кость в области средней трети диафиза с наружной стороны прокрашена в серо-зеленый цвет на площади размером 4,7 х 1,8 см. Размеры кости (в мм): длина в естественном положении – 443,0, открытость середины диафиза – 93,0, наибольшая длина – 448,0, вертикальный диаметр шейки бедра – 35,0, длина шейки – 70,0. Левая бедренная кость имеет плохую сохранность, в области наружного вертела она прокрашена в серо-зеленый цвет. Левая большеберцовая кость (в мм): общая длина – 37,5, ширина верхнего эпифиза – 62,5, ширина середины диафиза – 24,7. Бугристости и шероховатости в местах прикрепления мышц на длинных трубчатых костях отчетливо выражены, что говорит о хорошем физическом развитии.

Исходя из параметров черепа, размеров вертлужных впадин, размеров бедренной кости (по Черным) сделано заключение о принадлежности останков из кургана 47 мужчине в возрасте 30–39 лет. При использовании корреляционных уравнений для бедренной, большеберцовой и плечевой костей, таблиц Тельккя и Мануври [1], выяснено, что рост погребенного составлял 165–166 см. В исследуемом материале определяются следы травмы проксимального эпифиза правой большеберцовой кости, нанесенной узким предметом четырехгранного сечения. Раневой канал направляется спереди назад, слева направо, под углом близким к 900 к плоскости передней поверхности кости, одинакового размера на всем протяжении. Исходя из отсутствия признаков заживления ранения, сделан вывод, что травма была получена или в момент смерти или незадолго до него [2]. Ранение не являлось тяжелым, следовательно, наступившая смерть имела иные причины.

В кургане 75 (раскопки 2009 г.) кремированные останки представлены множеством мелких фрагментов и костной пыли. Кости серо-белого цвета с участками обгорания, множественными трещинами на поверхности. Останки принадлежат человеку, сожженному при температуре 680–7000С [3; 4].

Курган 89 (раскопки 2009 г.). Фрагменты кремированных костей значительно деформированы, черного и серо-белого цветов со следами термического воздействия и температурной деформации. Сожжение проводилось при температуре 700–8000С [5].

Курган 76 (раскопки 2012 г., погребение 1). Останки представлены мелкими деформированными фрагментами кремированных костей серо-коричневого цвета со следами озоления и костной мукой. Кремация проводилась при температуре 400-6000С. Курган 76 (раскопки 2012 г., погребение 2). Останки представлены 18-ю мелкими фрагментами скелета и костной пылью. По сохранившимся анатомическим особенностям сделано заключение о принадлежности останков человеку. Цвет костей серо-белый. Кремация проводилась при температуре 680–7000С. Найдено 3 небольших фрагмента с сохранившимися участками черепных швов, без признаков заращения, швы полностью сформированы. Ориентировочный возраст погребенного – старше 20 лет. В юго-западной части насыпи кургана 76 была найдена кость бежево-серого цвета (7,03 х 2,82 х 1,93 см). Размерами и формой она соответствует основной фаланге свиньи. С одного края кости наблюдается линейный, косо-восходящий дефект (4,42 х 0,1 см) с концами в виде поверхностных насечек.

Изучены также материалы ингумаций из грунтового могильника (траншея IV, погребения 2-7, раскопки 2012 г.). Они представляют останки 6 человек. Определены останки двух женщин, двух мужчин и ребенка.

Погребение 2. Останки представлены фрагментами черепа и зубами. Сохранились 2 малых коренных и 4 больших коренных. Они малые, слабо развиты, без признаков стертости эмали. Это указывает на возраст погребенного от 12 до 15 лет.

Погребение 3. Останки представлены крупными фрагментами черепа, нижней челюстью, фрагментами тазовых костей, двумя бедренными костями, фрагментами большеберцовых и плечевых костей, фрагментами позвонков. Останки плохой сохранности. Характер черепа и нижней челюсти указывают на принадлежность останков женщине. Швы свода черепа разошлись, признаки заращения не выявлены, синостоз тела основной кости и затылочной состоялся, задняя часть небного шва не заращена, что указывает на возраст от 18 до 30 лет. На сохранившихся участках длинных трубчатых костей бугристости и шероховатости в местах прикрепления мышц выражены незначительно, сами кости тонкие и лёгкие, что свидетельствует о невысокой мышечной силе человека. На одной плечевой кости наблюдается отверстие в области ямки для локтевого отростка, что является хоть и редким, но вариантом нормального строения. Диаметр правой вертлужной впадины равняется 4,55 см, левой – 4,61 см, что соответствует таким показателям у лиц женского пола [6]. Длина левой бедренной кости в естественном положении равняется 41,9 см, что при использовании таблицы Тельккя показывает рост около 157 см, однако, делая поправку на выветривание нижнего диафиза исследованной кости, можно сделать вывод о том, что реальный рост умершей был на несколько сантиметров больше. Зубов – 31. По степени стертости бугорков на жевательной поверхности зубов был установлен возраст исследуемой в диапазоне от 20 до 25 лет в соответствии со шкалой Брока [7].

Погребение 4. Останки представлены сводом черепа, фрагментом нижней челюсти, фрагментированными бедренными, больше- и малоберцовыми костями, участками плечевых костей, частями лопатки и таза. Кости свода черепа резко утолщены, с дефектами и обширными участками выветривания. Дифференцировка на слои слабо выражена. Сосудистые борозды на внутренней поверхности свода черепа углублены, диплоэтические вены расширены. Череп ассиметричен, швы черепа искривлены. Вышеописанные признаки указывают на наличие такого заболевания как краниостеноз (плагиоцефалия), при котором происходит преждевременное заращение черепных швов, следовательно, установить по их характеру и степени заращения возраст исследуемого не представляется возможным [8].

Следует отметить невозможность, ввиду асимметрии черепа и изменения его конфигурации, применение краниометрического метода исследования. Теменные кости разноразмерны, деформированы. Затылочный бугор слабо выражен, шероховатые линии выявляются отчетливо, носолобная точка углублена, надпереносье выражено, надбровные дуги в виде валиков, надглазничная вырезка выражена. Отмечается широкий корень скулового отростка. Нижняя челюсть маленькая, слаборазвитая, с выраженным подбородочным выступом. На бедренных и большеберцовых костях бугристости и шероховатости в местах прикрепления мышц хорошо выражены, кости массивные, что свидетельствует о высокой мышечной силе человека.

Погребение 5. Останки плохой сохранности, представлены 10 мелкими фрагментами черепа и небольшим участком бедренной кости. Возраст погребенного и половая принадлежность не установлены. Погребение 6. Останки представлены 9 крупными и множеством мелких фрагментов черепа, зубами, несколькими фрагментами бедренных и большеберцовых костей. Сохранность средняя, фрагменты с обширными участками выветривания, сухие, обезжирены. Реконструкция черепа невозможна. Сосцевидные вырезки углублённые, желобовидные, внутренние поверхности сосцевидных отростков уплощены. Фрагменты бедренных и большеберцовых костей крупные, массивны. Сохранилось 8 малых коренных зубов и 9 больших коренных. По стертости зубов установлен возраст исследуемого в диапазоне от 30 до 35 лет в соответствии со шкалой Брока. Зубные индексы соответствуют таковым для мужчин. Погребение 7. Останки представлены 6-ю костями свода черепа: 2 теменные, затылочная, левая височная и левая половина лобной костей и фрагмент основания. Кости сухие, с участками выветривания и дефектами, тонкие, сформированы. Швы полностью сформированы, без признаков заращения. Выявляются следы метопического шва лобной кости. После частичной реконструкции черепа есть основания предполагать принадлежность его женщине.

Исследование материалов захоронений из Мохова приводит к следующим выводам. Останки из кургана 47 принадлежат мужчине возрастом 30 – 39 лет, ростом 165-166 см. Рана правой голени нанесена узким четырехгранным предметом предположительно стрелой) и получена незадолго до смерти. Исходя из характера ранения, можно заключить, что стрелявший был на расстоянии прямого полета стрелы, слева и ниже пострадавшего. Учитывая это, можно утверждать, что пострадавший находился в момент ранения в вертикальном положении, передвигался в пешем порядке (у всадника правая нога была бы прикрыта от выстрела телом коня) и в момент ранения он мог занимать место на оборонительном сооружении или спускался по склону. Исходя из следов на костях, можно предположить нахождение в погребении у пояса слева и рядом со средней третью правого бедра металлических предметов. В грунтовом погребении 2 находились останки ребенка 12–15 лет. Пол не установлен. В погребении 3 находились останки женщины 20–25 лет, ростом около 160 см. Наблюдается редкий вариант строения плечевой кости, заключающийся в наличии в ней отверстия в области дна ямки для локтевого отростка [9].

В погребении 4 находились останки мужчины среднего возраста, физически сильного. При жизни погребенный страдал краниостенозом, в результате чего имел специфический внешний вид: скошенное и ассиметричное лицо, маленькую челюсть, деформированный череп, кажущиеся крупными глаза ввиду маленьких глазниц. С высокой долей вероятности у него наблюдались умственные нарушения, проблемы со зрением, головные боли. Все это могло негативно влиять на социальную адаптацию данного человека. Однако, учитывая возраст на момент смерти, можно предположить наличие определенных отношений в социальной среде того времени, позволявшее лицам, страдающим подобными недугами, находить свою нишу в обществе. Останки из погребения 5 изучению не подлежат.

В погребении 6 находились останки мужчины 30–35 лет. В погребении 7 находились останки молодой женщины (возраст около 20 лет). Останки из кургана 89 были сожжены при температуре 700–8000 С. В кургане 76 останки  из  погребения 1  были  сожжены при  температуре 400–6000С, останки из погребения 2 принадлежат человеку старше 20 лет, кремированному при температуре 680– 7000С.  В насыпи кургана 76 найдены кости свиньи со следами разделки  туши.

Исследование останков проведено на базе Госпиталя инвалидов Великой отечественной войны (Гомель) при помощи компьютерного томографа «BrightSpeedElite 16» General Electric.

  1. Пашкова В. И. Очерки судебно-медицинской остеологии. – М., 1963.
  2. Рохлин Д. Г. Болезни древних людей. – Ленинград, 1965.
  3. Щеголев С. Б. Судебно-медицинская экспертиза кремированных останков // Автореф. дис. …канд. мед. наук. – СПб., 2000.
  4. Голубович Л. Л. Современные возможности идентификации личности по костям, подвергшимся воздействию высокой температуры // Автореф. дис. …доктора мед. наук. – М., 1991.
  5. Щеголев С. Б. Ук. соч.; Голубович Л. Л. Ук. соч.
  6. Пашкова В. И. Ук. соч.
  7. Добряк В. И. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. – Киев, 1960.
  8. Об определении возраста взрослого человека по швам свода черепа. – М., 1975.
  9. Рохлин Д. Г. Ук. соч.
Исследования костей в Гомеле
Рис. 1. Фрагмент проксимального диафиза правой большеберцовой кости с раневым каналом четырехугольной формы. 3D томография
Исследования костей в Гомеле
Рис 2. Фрагмент проксимального диафиза правой большеберцовой кости, с раневым каналом четырехугольной формы. Традиционная томография
Исследования останков в Лоеве
Рис. 3 Фрагмент проксимального диафиза правой большеберцовой кости. Раневой канал имеет прямое направление, единый диаметр на всем своем протяжении.

Авторы: Р. В. Дорошенко, В. В. Радюк (Гомель)

Крыніца: Археологические исследования в Еврорегионе «Днепр» в 2012 году: междунар. сб. науч. ст. / междунар. редкол. : О. М. Демиденко (отв. ред.), Н. Н. Кривальцевич (зам. отв. ред.), О. А. Макушников (науч. ред.), Ю. В. Панков (отв. секр.) [и др.] ; Гом. обл. исполн. ком., Ин-т истории НАН Б, Гом. гос. ун-т им. Ф. Скорины [и др.]. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2013. — 210 с.