Антропологические определения костных останков из захоронений Моховского могильника Х-ХІ вв.

0
108
костные останки из Моховского могильника и антропологическое определение их

В 2003 г. экспедиция Гомельского госуниверситета им. Ф. Скорины под руководством О.А. Макушникова исследовала несколько средневековых курганов на юго-восточной окраине д. Мохов Лоевского р-на Гомельской обл. На антропологическое определение кафедры судебной экспертизы Го­мельского государственного медицинского университета были представлены человеческие останки из курганов № 1-4, предварительно датированные автором раскопок Х-ХІ вв. Антропологические источники из кургана 1 пред­ставлены материалом ингумации, из остальных курганов — кремаций.

Цель предлагаемого исследования — определить, было ли конкретное захоронение индивидуальным или групповым (особенно это значимо при работе с остатками кремированных останков), установить по возможности половую и возрастную принадлежность захороненных, а также особенности (условия) совершения погребения.

В результате изучения костных фрагментов удалось установить, что останки принадлежат четырем человеческим скелетам, а также (в одном слу­чае) животному, вероятно, птице.

Ввиду повышенной сложности исследования кремированных останков, необходимо обратить внимание на некоторые элементы методики, которая применялась при их изучении. Учитывая легкоразрушающийся характер обугленных костных фрагментов, нами применен метод монтажа, который предусматривает их консервацию путем пропитывания костной ткани рас­плавленным воском и лаком. Для скрепления костных фрагментов по линиям переломов использован пластилин.

Обугливание кости начинается при температуре 300-500 гр. по С. При таком температурном режиме компактный слой кости растрескивается в про­дольном направлении с образованием кортикальных или сквозных трещин (возможно разъединение краев трещин до 0,1 мм). По достижении темпера­туры 400-600 гр. по С кость сгорает до серого каления. При этом происходит краевое выкрашивание и скалывание по берегам трещин, что придает им скошенный вид и мелкозазубренный контур. Ширина имевшихся продоль­ных трещин при этом увеличивается до 0,4-0,5 мм, и от них в перпендику­лярном от края направлении отходят дополнительные (вторичные) трещины, по морфологии похожие на первично возникшие при черном калении, кото­рое в своем развитии проходит 3 стадии.

1 стадия. От 680 до 700 гр. по С — кость приобретает белый цвет, де­формация не отмечается, а усадка не превышает 1%.

2 стадия. От 700 до 800 гр. по С — наблюдается минимальная деформа­ция кости и усадка на 3-10,5%.

3 стадия. После 800 гр. по С происходит резкая деформация и макси­мальная усадка костной ткани.

Сгорание кости до белого каления сопровождается значительным рас­ширением ранее возникших трещин (до 4-5 мм), вплоть до фрагментации и образования осколков разной величины. Поверхность разрушения при всех степенях прокаливания однородная, большей частью мелкобугристая, на по­верхности разъединения наблюдаются линейные трещины, которые прони­зывают остеоны, почти не изменяя направления распространения.

Видовая принадлежность ингумированных и кремированных костных останков устанавливалась сравнительно-анатомическим методом, поскольку анатомо-морфологические признаки костей сохраняются независимо от ус­ловий захоронения, в т.ч. сжигания и степени каления.

Для определения пола погребенных на основании кремированных ко­стных остатков мы пользовались методикой В.Н. Звягина и соавторов (1995 г.). Измерения признаков проводились штангенциркулем (точность 0,1 мм) по методике G. N. Vаn Vark (1975 г.).

Для верификации полученных результатов была использована также методика краниоскопической диагностики пола человека по черепу (В.Н. Звягин, 1981 г.) для взрослого населения, относящегося к локальным расам ев­ропеоидного и монголоидного происхождения, которая в дальнейшем была распространена и на детей старше 1 года.

Определение возраста по микроструктуре костей является общим для всех народов мира. Методика практически не зависит от условий захороне­ния вида и выраженности фрагментации кости, сохраняет информативность на протяжении тысячелетий. Единственным необходимым условием пра­вильной диагностики возраста является определение анатомической локали­зации фрагмента кости. К сожалению, из-за недостаточного технического обеспечения, данная методика пока не использована.

Возникает вопрос о возможности расового определения костных фраг­ментов из Моховских курганов. Как известно, расы сложились в ходе эволю­ции человечества и характеризуются общими наследственно-передающимися морфофизиологическими особенностями и определенной диагностической областью распространения. Необходимо выяснить: к какой группе принад­лежат данные останки. Учитывая то, что мы выяснили пол погребенных в Мохове, можно пользоваться расово-полодиагностическими признаками. Ди­агностика расы по краниоскопическим признакам на уровне приндадлежности представителя трех больших рас особых затруднений не вызывает. В рас­сматриваемом нами костном материале можно отметить следующие призна­ки: равномерно выступающие надбровные дуги, тупой верхний край глаз­ниц, выделенная глабелла, выступающее лобно-носовое соединение. Все это свидетельствует об отнесении погребенных в Моховских курганах к евро­пеоидной расе.

Учитывая то, что среди костных останков из курганов 1 и 4 имеются зу­бы, мы воспользовались наиболее полной диагностикой расы по одонтологиче­ским признакам по методике А.А. Зубова. В результате исследования получены данные, подтверждающие принадлежность останков к европеоидной расе.

Для верификации полученных результатов были проверены данные по одномерной дискриминантной модели В.Н. Звягина (1981 г.), рассчитанной на детский и зрелый возраст. Достоинство этой методики заключается в ее простоте и относительной независимости от области и степени фрагментации черепа. Главное условие — точность измерения. Исключение возможных ошибок достигается трехкратной фиксацией размера, изучаемого антрополо­гического образца с последующим его усреднением. Мы воспользовались диагностическими таблицами в виде пятиинтервальной шкалы. Полученные данные попали в достоверный интервал, указывающий на европеоидное про­исхождение исследованных останков.

Чтобы определить положение тела умершего во время сожжения, необ­ходимо учитывать, что от термического воздействия кость повреждается только в случае полного обгорання мягких тканей. Направление общей тра­ектории разрушения в определенной степени зависит от положения конечно­стей в процессе сгорания. В том случае, когда конечность находится в про­висшем состоянии, траектория направлена косо относительно продольной оси кости, если же она лежит на плоскости — разрушение распространяется параллельно продольной оси с большей выраженностью со стороны темпера­турного источника. Анализируя имеющиеся костные фрагменты кремаций, можно сделать вывод, что положение тел умерших во время сожжения было горизонтальным, верхние и нижние конечности располагались вдоль про­дольной оси тела.

Антропологическое исследование костных останков из раскопок Мо­ховских курганов еще не завершено, но уже сейчас можно сделать некоторые выводы.

Курган 1. Расположен на восточной окраине могильника, частично раз­рушен луговой дорогой. В центре кургана на «выжженном» горизонте — ос­татки костяка, ориентированного черепом на восток. При костях — железный нож, бронзовые проволочные спиральки и бусы, свыше 500 стеклянных бу­син (в основном бисер), европейский денарий с ушком и др. (здесь и далее археологические данные представлены автором раскопок О.А. Макушниковым). Исследование костных останков (визуальное и рентгеновское) позво­ляет говорить о том, что в рассматриваемом кургане погребена женщина в возрасте около 20 лет.

Курган 2. Находится на правом склоне оврага, значительно нарушен двумя кладоискательскими ямами. Под дерном — неполный развал кругового горшка. На горизонте — слошной зольно-угольный слой. В центре кургана на горизонте — сгоревшая деревянная рама размером 1,3-1,4 х 0,9-0,95 м, запол­ненная зольно-угольным слоем с большим количеством сожженных костей. В погребении выявлена бронзовая поясная лировидная пряжка, остатки железной фибулы (?), фрагменты костяного предмета. Антропологический анализ показал, что кости принадлежат мужчине в возрасте 60-70 лет. Кре­мация проводилась при температуре 700-800 гр. по С.

Курган 3 частично разрушен луговой дорогой. На «выжженном» гори­зонте в центре кургана — скопление кремированных костей и угля, небольшая выкладка из камней. Рядом с погребением — развалы круговых сосудов. В пятне кремации — оплавленные стеклянные бусы, остатки бронзовых предме­тов, железный нож. Костные остатки принадлежат женщине, кремированной при температуре 400-600 гр. по С.

Курган 4. Нарушен поздней распашкой. На «выжженном» горизонте в центре кургана вскрыто скопление кальцинированных костей и сгоревшей древесины, несколько камней. В пятне погребения много стеклянных (бусы) и бронзовых (в основном, спиральки) предметов, имеющих следы воздейст­вия высокой температуры. В пятне погребения и рядом с ним — развалы трех круговых сосудов. Анализ костных останков показал, что в данном кургане имеются останки женщины, кремированной при температуре 300-500 гр. по С. Длина костяка составляла около 160-168 см. Среди человеческих костей встречены пережженные кости птицы.

Авторы: Э.В. Туманов, К.О. Бондарева
Источник: Славянский мир Полесья в древности и средневековье: Материалы Международной историко-археологической конференции (19-20 октября 2004 г.) / Гомельский областной исполнительный комитет, Учреждение образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины», кафедра истории славян и специальных исторических дисциплин, НИИ истории и культуры восточнославянских народов. — Гомель, 2004. Ред. кол. О.А. Макушников (гл. ред.) и др. — Гомель. — 205 с. Ст. 180-183.