Антирелигиозные мероприятия советской власти на Гомельщине в 1920-х годах

0
1646
Антирелигиозный журнал и борьба с религией в СССР

Духовная составляющая истории всегда являлось важной частью механизма исторического процесса. Долгое время религия играла главенствующую роль в жизни общества. Православной церкви принадлежит огромная роль в восточнославянской истории. В силу этого государственная власть в регионе всегда уделяла пристальное внимание религии, которая осознавалась как важная составляющая внутренней политики.

С приходом к власти большевиков положение Церкви на контролируемой ими территории, в том числе на Гомельщине, резко ухудшилось. Религия была объявлена пережитком царского режима, была развернута борьба за «атеистическое государство». Советским руководством проводилась работа по формированию нового конфессионального законодательства и политики, которая вытекала из трудов классиков марксизма и программных документов РСДРП – РКП (б) — ВКП (б). Так, В. И. Ленин в своей работе «Социализм и религия» определил религию как «опиум для народа», «род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ» [1, с. 14-15].

До 1917 г. Русская Православная церковь была господствующей церковью в Российской империи. Она пользовалась покровительством и поддержкой со стороны властей. Православие так же являлось и самой массовой конфессией в Беларуси. Еще до начала Первой мировой войны на территории насчитывалось 2693 православных храма [2, с. 110-111].

Октябрьская революция 1917 г. коренным образом изменила положение РПЦ. Ряд законов, принятых с октября 1917 г. по 1918 г., существенно ограничивал деятельность церкви. Так, после принятия 26-27 октября 1917 г. на II Всероссийском съезде советов рабочих и солдатских депутатов декрета «О земле» церковь лишалась своих земельных владений. [3, с. 133-135]. В соответствии с постановлением Народного комиссариата просвещения от 11 декабря 1917 г. «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение комиссариата по народному просвещению», не только учебные заведения, но и их имущество, постройки, библиотеки, капиталы и т. д. передавались в ведение комиссариата [4, с. 21-22]. 18 декабря 1917 г.

ВТ ТИК РСФСР принял декрет «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния». Государством признавался лишь гражданский брак, а церковный брак становился «частным делом брачующихся». Кроме того, духовным учреждениям запрещалось вести регистрацию браков, рождений и смертей, это право передавалось местным органам власти [3, с. 247].

Важнейшим законодательным актом, определявшим отношение Советского государства к религии и Церкви, был декрет СНК от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Декрет объявлял народным достоянием все имущество церковных и религиозных обществ и лишал их права на субсидии государства. Церковь теряла права юридического лица. Преподавание религии в учебных заведениях запрещалось. В декрете давалось новое определение свободе совести: граждане могли, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой [3, с. 373-374].

Все указанные документы, принятые верховными органами Советского государства, имели прямое отношение к Беларуси. Манифест Временного рабоче-крестьянского правительства БССР от 1 января 1919 г. признавал легитимность действия всех декретов РСФСР на территории республики. Так же на белорусских территориях существенную роль играла принятая в 1919 г. Конституция БССР, в которой провозглашалось отделение церкви от государства и школы от церкви, за всеми гражданами республики признавалась свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды [5, с. 213-216].

Установив антирелигиозное законодательство, советская власть начала проводить ряд компаний, направленных на уничтожение церкви. Одной из первых стала компания по вскрытию святых мощей в православных храмах и монастырях (постановления Наркомюста от 14 августа 1919 г. «об организационном вскрытии мощей» и от 25 августа 1920 г. «О ликвидации мощей») [4, с. 59-60]. Мощи святых вскрывали для того, чтобы показать, что там вместо святых там находилисьа останки обычного человека, жившего многие столетия назад. Вскрытия сопровождались фото- и киносъёмкой, материалы которой затем использовались в агитационных целях.

Серьезный удар по церковной организации советская власть нанесла, проведением в 1922 г. кампании по изъятию церковных ценностей.

Массовый голод 1921 г., причинами которого были неурожай, вызванный засухой, а также политика продразверстки, правительство во главе с В. И. Лениным решило использовать как удобный момент для проведения кампании. Предполагалось, что конфискованные ценности пойдут на закупку продовольствия голодающим.Однако, не исключалась возможность за счет церковных средств пополнить государственную казну [6, с. 252].

Долгое время господствовала версия, что церковь противилась передаче своих ценностей для оказания помощи голодающим. Однако это было не так, РПЦ сразу же откликнулась на народное бедствие. В августе 1921 г. патриарх Тихон основал Всероссийский церковные комитет помощи голодающим. На протяжении 1921-1922 гг. практически по всему Советскому союзу церковнослужители обращались к верующим с призывами о помощи голодающим.

Так, из обращения к верующим Речицкого уезда: «Сейчас охвачено голодом 25 млн. русского народа. Люди гибнут и умирают. Распространяются эпидемии. Голод доводит поволжан до того, что даже поедают умерших. Выкапывают трупы из могил. Развилось людоедство. И каждый кусок человечины ляжет на совести тех, кто не поможет голодным… Наша задача всеми силами провести в жизнь закон об изъятии церковных ценностей» [11, л. 68]. Так, в «Полесской правде» за 11 апреля 1922 г. было опубликовано «Воззвание Константина, архиепископа Могилевского». Автор со ссылкой на патриарха Тихона призвал верующих «использовать находящиеся во многих храмах драгоценные вещи, не имеющие богослужебного употребления, на помощь голодающим» [7, с. 14]. Как видно из данных примеров, духовенство всеми силами и средствами пыталось оказать помощь голодающим, благодаря его призывам за короткий срок были собранны значительные средства.

Кампания, направленная на раскол Русской Православной церкви, стала новой акцией партийно-государственных структур, имевшей целью дальнейший подрыв ее авторитета среди верующих [6, с. 254-255]. По данным историка Д. Шиленка, первые мероприятия по созданию обновленческих церковных организаций в Гомельской губернии состоялись в 1922 г. Лидерами нового течения были протоиреи А. Зыков, В. Зубарев и П. Гинтовт. Однако обновленчество, с его лояльным отношением к советской власти, не получило значительного распространения среди верующих, которые в основной массе оставались приверженцами традиционной «тихоновской» церкви [8, с. 44].

Государство стремилось уничтожать обряды и традиции, имевщие религиозное значение. Проводилась агитационная кампания перед великими церковными празднествами в периодической печати, в том числе в газете «Безбожник», статей, которые призывали народ не отмечать их. Так, из общественно-политического договора, который был разослан в Жлобине, можно проследить антиколядную кампанию. В этом договоре было отмечено, что Коляды всегда сопровождаются пьянством и разгулом, поэтому необходимо вместо Коляд вводить советскте обряды, которые были бы более занятными и веселыми, и ни в коем случае не сопровождались пьянством [12, л. 38].

В постановлении «Об антирелигиозной пропаганде в деревне» (сентябрь 1923 г.) антирелигиозная комиссия ЦК ВКП (б) требовала с целью постепенного искоренения церковных семейно-бытовых обрядов практиковать «советские обряды». Предлагали внедрить: новый гражданский обряд — октябрины, который должен был заметить крещение; комсомольские именины — день вступления в РКСМ; коммунистические похороны (в том числе кампании популяризации крематориев) [9, с. 47].

Большую роль в борьбе с религией сыграла и антирелигиозная периодическая печать. Так, газета «Безбожник» на своих страницах размещала статьи по антирелигиозной пропаганде, информацию о положении религии и атеизма в СССР и других странах и т. д. Для борьбы с религией создавались и антирелигиозные организации. Ведущей организацией был Союз воинствующих безбожников, основной целью которого было распространение атеизма и борьба с религиозностью населения. Бессменным лидером Союза воинствующих безбожников и редактором его центральных печатных изданий был ветеран большевистской партии Емельян Ярославский [10]. Также создавалась сеть местных кружков, которые вели антирелигиозную работу, имели свои уставы, в которых были прописаны цели и задачи обществ. Так, в уставе Гомельского безбожного кружка отмечались следующие цели и задачи: «объединить под знамением воинствующего атеизма всех противников религии… способствовать внедрению нового быта на основе замены религиозных бытовых обрядов — гражданскими» [13, л. 55-57].

В БССР повсюду были созданы ячейки СВБ. Так, на райконференции СВБ в Гомеле были поставлены задачи по проведению антирелигиозной работы. Районный совет должен был проводить среди женщин работу по антирелигиозной пропаганде, поскольку в основном среди женщин сохранялись религиозные пережитки. Члены ячейки должны были распространять безбожную литературу, проводить антирелигиозную пропаганду среди детей, пополнять библиотеки антирелигиозной литературой,

распространять в массах новый календарь [14, л. 9-10]. Упомянутой Гомельской ячейкой СВБ в 1929 г. были разосланы тезисы для города по антирождественской компании. В тезисах отмечалось: «В 1927 г. на рождество было выпито в Москве 1800000 бутылок спиртных напитков. За скорой помощью обратилось 401 человек (нормально 150) отравившиеся вином. Такие заразные болезни, как сифилис, чахотка, скарлатина передаются через причастие, целование икон, крестов, поповских рук… Союз Воинствующих безбожников призывает объявить дни рождества (6 и 7 января по новому стилю) днями индустриализации» [15, л. 192-193].

Одним из важнейших способов борьбы с духовенством были репрессии, которые проводились с начала 1920-х гг., а в 1930-е гг. репрессии заметно активизировались. По данным книги «Память», только в Гомеле на протяжении 1920-1930-х гг. было арестовано 18 священников РПЦ [7, с. 148-150].

Одновременно нарастал процесс закрытия православных культовых сооружений. По официальным данным на 1929 г. в Гомельской округе насчитывалось 93 православных церкви. Проводилась регистрация религиозных храмов, опись церковного имущества. По данным Центральной комиссии по отделению церкви от государства в Гомельском округе в 1928 г. была закрыта 1 церковь, в 1929 г. — 3 церкви, в 1930 г. — 5 церквей. Здания церквей переоборудовались под культурно-просветительские и хозяйственные нужды [7, c. 15].

8 апреля 1929 г. было принято постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях», по которому религиозным общинам дозволялось лишь «отправление культов» в стенах «молитвенных домов», просветительская и благотворительная деятельность категорически воспрещалась. Духовенство устранялось от участия в хозяйственных и финансовых делах так называемых «двадцаток». Частное обучение религии, теперь могло существовать лишь как право родителей обучать религии своих детей [7, с. 12]. Инструкция НКВД от 1 октября 1929 года «О правах и обязанностях религиозных объединений» относила служителей культа к категории лишенцев. Духовенство и клирики были лишены избирательных прав в отдельных политических и гражданских правах. Священникам устанавливалась высокая квартплата, были даже случаи выселения священнослужителей из квартир [4, с. 138].

Таким образом, на протяжении 1920-х гг. советская власть использовала комплекс мероприятий, чтобы отделить православную церковь от общественной и политической жизни в стране, в частности, юридического характера: принимались различные декреты и постановления, которые были направлены против церкви. Их целью было ликвидировать влияние религии на население и обеспечить насаждение атеистического мировоззрения и светского уклада жизни в советском обществе. Параллельно начала осуществляться антирелигиозная пропаганда, которая сопровождалась соответствующим комплексом мероприятий. К концу 1920-х политика по отношению к церкви и духовенству стала более жестокой. Начались массовые гонения церковнослужителей и репрессии, закрывались храмы, пресекалась вся деятельность населения, касающаяся церквно-религиозных культов.

Список использованных источников и литературы

  1. О религии и церкви. Сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документов КПСС и Советского государства — М.: Политиздат, 1977. — 144 с.
  2. Навіцкі, У. І. Змена канфесійнай палітыкі дзяржавы ў 20-30-я гг. 20 в. / У. І. Навіцкі // Канфесіі на Беларусі (к. 18-20 вв.) — Мн., 1998. — 340 с.
  3. Декреты Советской власти. Том I / Под ред. Н. Лебедева. — М.: Гос. Изд-во полит. литературы, 1957. — 640 с.
  4. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы / Под ред. Щапова. — М.: Издательство Библейско-Богословского института св. апостола Андрея, 1996. — 352 с.
  5. Конституция БССР 1919 г. // Очерки по истории государства и права БССР. Вып.1 , Мн., 1958, — 241 с.
  6. Навіцкі, У.І Барацьба з рэлігіяй / У. Навіцкі // Гісторыя Беларусі ў 6 тамах: Т. 5. — Мн., 2007. — 613 с. — С. 249-260.
  7. Конфессии на Гомельщине (20-30 годы ХХ в.) : док. и материалы / под ред. В. П. Пичукова. — Минск: НАРБ, 2013. — 388 с.
  8. Шиленок, Д. (священник) Из истории православной церкви в Беларуси (1922 — 1939): («Обновленческий» раскол в Беларуси) / Д. Шиленок. — М.: Крутицкое патриаршее подворье, 2006. — 217 с.
  9. Кампарс, П. П. Советская гражданская обрядность / П. П. Кам- парс. — М.: Мысль, 1967. — 256 с.
  10. Фирсов, С. Л. Была ли безбожная пятилетка? [Электронный ресурс] // С. Л. Фирсов. — Режим доступа: http://www.atheism.ru/library/Firsov_1.phtml. — Дата доступа: 13. 02. 2015.
  11. Обращение ко всем верующим от Речицкого духовенства по Речицкому уезду // Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Ф. 29. — Оп. 1. — Д. 109. — Л. 68.
  12. Общественно-политический договор с ЦССВБ СССР в г. Жлобин // ГАГО. — Ф. 835. — Оп. 1. — Д. 4. — Л. 38.
  13. Устав общества «Безбожников» 2-й Гомельской железно­дорожной школы II ступени им. Калинина // ГАГО. — Ф. 9. — Оп. 1. — Д. 155. — Л. 55-57.
  14. Постановления Райконференции С.Б. Задачи работы ячейки и состав временного Райсовета С.Б. // ГАГО. — Ф. 835. — Оп. 1. — Д. 3. — Л. 9-10.
  15. Тезисы для антирождественских докладов (для города) // ГАГО. — Ф. 835. — Оп. 2. — Д. 1. — Л. 192-193.


Автор
: А.И. Козлова
Источник: Православие в общественной жизни: традиция и современность : сборник научных статей / редкол.: Г. А. Алексейченко (гл. ред.) [и др.] ; М-во образования Республики Беларусь, Гом. гос. ун-т им. Ф. Скорины, Гомельская епархия Белорусской Православной Церкви. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2015. — 168 с.