Анализ урбанофлоры и флоры техногенных экотопов г. Гомеля

0
41
Анализ урбанофлоры и флоры техногенных экотопов г. Гомеля

Выявление полного списка видов растений для территории области, республики или всей страны — традиционный вариант флористических исследований [1]. Решение этой задачи крайне важно при наблюдениях за состоянием биоразнообразия растений региона. Анализ та­ких исследований дает списки видов, которым грозит уничтожение и позволяет выявить изме­нения флоры под влиянием человека, т.е. адвентизацию (увеличение доли заносных видов).

По утверждению В.Н. Тихомирова, защитника традиционного подхода во флористи­ке, «полное выявление флоры — это само по себе уже важное достижение науки» [1].

Любая флора состоит из видов, различающихся по значительному числу параметров (систематической принадлежности, жизненной форме, географической характеристике, био­логическим особенностям и т.п.). Поэтому качественный анализ состава флоры (составление различных спектров) — один из обязательных разделов любого флористического исследова­ния, который позволяет понять историю и современное состояние флоры.

Гомель — крупный промышленный центр, расположенный в зоне относительно высокого потенциала загрязнения атмосферы, является крупным транспортным узлом многих путей рес­публиканского и международного сообщений. По геоботаническому районированию город находится на северной окраине подзоны широколиственно-сосновых лесов Гомельско-Приднепровского геоботанического района [2]. Естественный почвенный покров в городе силь­но изменен, на приусадебных участках — окультурен. Поверхностные воды представлены река­ми, озерами и прудами. Свой вклад в формирование растительности вносит р. Сож, которая де­лит город на большую возвышенную правобережную и низменную левобережную части.

Одной из задач в рамках экологического мониторинга промышленного центра являет­ся инвентаризация растительности и изучение соотношения различных групп и потенциала городской растительности, которая нуждается в защите и охране, так как именно она являет­ся чутким индикатором изменения общего состояния городской среды.

Целью исследований является анализ урбанофлоры и флоры техногенных экотопов г.Гомеля. В соответствие с этим были сформулированы задачи: 1) установить систематиче­ский спектр травянистых растений данных флор; 2) изучить показатели флористического разнообразия отдельных урбофитоценозов; 3) составить спектры распределения растений по жизненным формам, типам корневых систем, по отношению к трофности и влажности усло­вий произрастания.

Материалы и методы

В настоящее время существуют различные классификации флор антропогенных тер­риторий [3, 4]. Р.П. Бурда выделяет 6 типов антропогенно трансформированных флор [5]. Из них нами были изучены урбанофлоры и флора техногенных экотопов (включая транспорт­ные коммуникации).

Урбанофлору травянистых растений обследовали в основном на культурных травя­ных покровах, флору техногенных экотопов — на пустырях, железнодорожных насыпях и от­косах. Культурные травяные урбофитоценозы обследовали в различных частях города: на центральных улицах (выполнено 100 описаний), в скверах и линейных посадках (156 описа­ний), в молодых (до 20 лет) многоэтажных застройках спальных районов (51 описание) и в малоэтажных застройках частного сектора (95 описаний). Отдельно обследовали нарушен­ные урбофитоценозы в пределах городской черты: пустыри (57 описаний) и участки желез­ной дороги (84 описания). На данной территории фиксировали травянистые и полуодревес­невающие растения. В связи с малочисленностью и низкой представленностью последней группы далее по тексту мы опустим их частое упоминание и основное внимание уделим именно травянистой флоре.

Флору травянистых растений города Гомеля изучали на 543 объектах маршрутным методом и методом стандартных геоботанических описаний, принятых школой эколого­флористической классификации.

Для изучения систематического спектра и флористического богатства отдельных урбофитоценозов использовали определители высших растений и списки видов.

Типы жизненных форм растений изучаемой флоры анализировали по системам И.Г. Серебрякова и К. Раункиера. По классификации жизненных форм Раункиера [1] выделены 5 иерархических классов: фанерофиты (деревья, кустарники, травы, лианы, эпифиты); хамефи­ты (кустарнички, полукустарники, травы); гемикриптофиты (многостебельные, розеточные, полурозеточные, со стелющимися стеблями, цепляющиеся растения, суккуленты); крипто­фиты (сохраняют почки в земле — геофиты, в воде и под водой — гидрофиты); терофиты (од­нолетние растения, зимующие в стадии семян).

Результаты и обсуждение

На территории обследованных уробофитоценозов г. Гомеля отмечено 352 вида выс­ших травянистых растений, относящиеся к 225 родам, 57 семействам, 4 классам и 3 отделам. Систематический спектр изучаемой флоры и показатели флористического богатства урбофитоценозов представлены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1 — Систематический спектр флоры травянистых растений г. Гомеля

Таксономический ранг Отдел Класс Семейство Вид
Хвощеобразные 1 1 1 5
Папоротникообразные 1 2 2 2
Покрытосеменные, всего 1 2 57 345
в том числе:

двудольные

    42 266
однодольные     12 79


Таблица 2 — Некоторые показатели флористического богатства уробофитоценозов г. Гомеля

Характеристи­ки флоры Культурные травяные покровы Пустыри Железнодо­рожные насы­пи и откосы
центральных улиц скверов и линейных посадок много­этажных районов частного сектора
Число отделов 1/33,3* 1/33,3 1/33,3 1/33,3 2 / 66,7 3 / 100,0
Число классов 2/50,0 2/50,0 2/50,0 2/50,0 3/75,0 4/100,0
Число семейств 17/29,8 21/36,8 27/47,4 27 / 47,4 44 / 80,0 44 / 80,0
Число видов 68/19,3 62 / 17,6 77/21,9 96 / 27,3 242 / 68,8 200/56,8

Примечание: * — цифра перед косой чертой — абсолютное количество видов по объекту; цифра после косой чер­ты — представленность в процентах от числа видов данного объекта.

Анализ таблиц показывает, что преобладающей систематической группой являются двудольные покрытосеменные. Наибольшим видовым богатством обладают пустыри и же­лезнодорожные насыпи. Это связано с их удаленностью от мест основной рекреационной нагрузки и близостью естественных экотопов. Наименьшим флористическим разнообразием представлены культурные травяные покровы в скверах, линейных посадках и на централь­ных улицах. Здесь наблюдается диаметрально противоположная ситуация: максимальная ан­тропогенная нагрузка и менее благоприятные для растений факторы окружающей среды.

Из 57 упомянутых выше семейств флоры антропогенных территорий г. Гомеля на до­лю 10 наиболее многочисленных из них приходится 235 зарегистрированных видов, что со­ставляет 66,8 % от общего разнообразия травянистых растений. Это такие семейства, как: Asteraceae, которое включает 50 видов (14,2 % от общего количества видов), Роасеае — 49 видов (13,9 %), Fabaceae — 24 вида (6,8 %), Caryophyllaceae и Lamiacae — по 19 видов (5,4 %), Brassicaceae и Scrophulariaceae — по 17 видов (4,8 %), Apiaceae — 14 видов (4,0 %), Polygonaceae и Rosaceae — по 13 видов (3,7 %).

20 семейств включают по 1 виду: Cucurbitaceae, Amarantaceae, Aristolochiaceae, Asclepiadaceae, Aspidiaceae, Dipsacaceae, Ericaceae, Hypericaceae, Hypolepidaceae, Iridaceae, Lemnaceae, Loranthaceae, Lythraceae, Orchidaceae, Polemoniaceae, Polygalaceae, Solanaceae, Potamogetonaceae, Trapaceae, Valerianaceae.

Приведенный нами анализ распределения наиболее крупных таксономических групп по изучаемым урбофитоценозам позволил вычислить долю 10 ведущих семейств в каждом из них (таблица 3).

Таблица 3 — Доля 10 ведущих семейств в различных урбофитоценозах г. Гомеля

Семейство Культурные травяные покровы Пустыри Железнодо­рожные насыпи и откосы
центральных улиц скверов и линейных посадок много­этажных районов частного сектора
Asteraceae 15/22,6* 14/22,6 15 / 19,5 18/18,8 33 / 13,6 33 / 16,5
Роасеае 14/20,6 9/14,5 17/22,1 13 / 13,5 37/15,3 26/13,0
Fabaceae 4/5,9 9/14,5 5/6,5 4/4,2 20/8,3 20/10,0
Caryophyllaceae 5/7,4 3/4,8 5/6,5 6/6,3 15/6,2 6/3,0
Lamiaceae 1 / 1,5 0 1 / 1,3 2/2,1 12/5,0 10/5,0
Brassicaceae 5/7,4 3/4,8 5/6,5 6/6,3 10/4,1 11/5,5
Scrophulariaceae 1 / 1,5 1 / 1,6 0 2/2,1 11/4,5 6/3,0
Apiaceae 0 1 / 1,6 0 2/2,1 9/3,7 8/4,0
Polygonaceae 3/4,4 2/3,2 2/2,6 7/7,3 9/3,7 8/4,0
Rosaceae 4/5,9 5/8,1 3/3,9 7/7,3 9/3,7 8/4,0
Общая доля, % 76,5 75,8 68,8 69,8 68,2 68,0
Всего видов 68 62 77 96 242 200

Примечание: * — цифра перед косой чертой — абсолютное количество видов по объекту; цифра после косой чер­ты — представленность в процентах от числа видов данного объекта.

Несмотря на отсутствие некоторых из семейств в отдельных урбофитоценозах, анализ показывает, что существенных отличий в распределении общей доли ведущих семейств нет. Сравнивая те же показатели урбофитоценозов и изучаемой флоры в целом, существенных отличий также не наблюдаем.

В соответствии с типами урбофитоценозов и частотой встречаемости во флоре антро­погенных территорий г. Гомеля выявлены группы эвритопов (растения, которые встречаются на всех типах обследованных урбофитофенозов), стенотопов (растения, которые отмечены только в одном из типов урбофитоценозов) и мезотопов.

Эвритопы представлены 19 видами растений, что составляет 5,1 % от общего количе­ства учтенных видов {Berteroa incana (L.) DC., Potentilla anserina L, Bromopsis inermis (Letss.) Holub, Bromus mollis L,, Chelidonium album L,, Trifolium aureum Poll., Trifolium repens L,, Trifolium pratense L., Polygonum aviculare L., Festuca pratensis Huds., Stellaria media (L.) Vill., Poapratensis L., Capsella bursa-pastoris (L.) Medik., Dactylis glomerata L., Artemisia campestris L., Elytrigia repens (L.) Nevski, Convolvulus arvensis L., Artemisia vulgaris L., Achillea millefolium L., Artemisia absinthium L.).

Стенотопы культурных травянистых покровов центральных улиц — 4 вида (1,1 % от общего количества учтенных видов) {Veronica serpiliifolia L., Arctium minus (Hill.) Bernh., Ra­nunculus arvensis L., Moehringia trinervia (L.) Clairv.).

Стенотопы культурных травянистых покровов скверов и линейных посадок — 2 вида (0,6 % от общего количества учтенных видов) (Symphytum asperum Lepech., Veronica chamaedris L.).

Стенотопы культурных травянистых покровов малоэтажных застроек частного секто­ра-15 видов (4,3 % от общего количества учтенных видов) (Xanthoxalis Dilenii (Jaq.) Holub., Persicaria minus Huds., Veronica longifolia L., Lamiιιm purpureum L., Erysimum cheranthoides L., Persicaria lapathifolia (L.) S.F. Grau, Anthemis tinctoria L., Campanula trachelium L., Humulus lupulus L., Veronica arvensis L., Impatiensgrandulifera Royle, Erodium cicutarium (L.) L’Her., Erodium moschatum (L.) L’Her, Aegopodium podagraria L., Setaria viridis (L.) Beauv.).

Стенотопы культурных травянистых покровов молодых (до 15 лет) многоэтажных за­строек спальных районов — 16 видов (4,5 % от общего количества учтенных видов) (Festuca avina L., Sagittaria sagittifolia L., Elodea canadensis Michx., Hydrocharis morsus-ranae L., Festuca arundinaceae Schreb., Alisma plantago-aquatica L., Hieracium umbellatum L, Nyphaea alba L., Schoenoplectus lacustris L. , Nuphar lutea (L.) Smith., Trapa natans L., Myosoton aquaticum (L.) Moench, Typha angustifolia L., Butomus umbellatus L., Lenina trisulca L., Potamogetonpectinatus L.).

Стенотопы пустырей — 77 видов (21,9 % от общего количества видов урбофлоры) (Cirsium vulgare (Savi) Ten., Scorzonerapurpurea, Campanula glomerata L., Coronilla varia L., Campanula rotundifolia L., Bronnιs tectorum L., Nardιιs stricta L., Verbascum nigrum L., V thapsus L., Arabidopsis thaliana (L.) Heynh., Potentilla norvegica L., Xantium strumarium, Corynephorus canescens (L.) Beauv, Cicuta verosa L., Artemisia abrotanum L., Viola canina L., Jasione montana L., Stellar і a holostea L., Scleranthus perennis L., Persicaria amphibium L., Koeleria glaιιca (Spreng.) DC, Digitalis purpurea L., Phalaroides arundinaceae (L.) Rauschert, Ve­ronica longifolia L., Vicia hirsuta (L.) S.F. Gray, Persicaria hydropiper L., Acinos arvensis (Lam.) Dandy, Betonica officinalis L., Epilobium palustre L., Milium effusum L., Viscaria vulgaris Bernh., Equisetum hyemale L., Calamagrostis neglecta (Ehrh.) Gaertn., Mey et Scherb, Ranunculus sceleratιιs L., Gnafalium uliginosum L., Stachyspalustris L., Glyceria maxima (Hartm.) Holmb., Dactylorhiza maculata (L.) Soo, Apera spica-venti (L.) Beauv., Molinia coerulea (L.) Moench, Cerastiιιnι arvense L., Viola tricolor L., Impatiens parviflora DC, Beckmannia eruciformis (L.) Host, Rhinantus minor L., Lupinus polyphyllus Lindl., Salvia pratensis L., Galeopsis speciosa Mill., Callιιιιa vulgaris (L.) Hill, Melica nutans L., Borago officinalis L., Clinopodium vulgare L., Pastinaca sylvestris Mill., Mentha arvensis L., Solanum dulcamara L., Sonchιιs asper (L.) Hill., Cynogossum officinale L., Galium boreale L., Sileιιe tatrica (L.) Pers., Anthericum ramosum L., Papaver rhoeas L., Potentilla alba L., Convallaria majalis L., Stenactis annua (L.) Dumort., Avena sativa L., Polygonatum multiflorum (L.) All., Oenanthe aquatica (L.) Poir., Alopecurιιs geniculatus L., Bιιιιias orientalis L., Polygonatum odoratum (Mill.) Druce, Levisticum officinale Koch, Coriandrum sa­tivum L., Euphrasia stricta D. Wolff. Ex J.F.Lehm, Allium scorodoprasum L., A.angulosum L., Raphanus raphanistrum L., Gratiola officinalis L.).

Стенотопы железнодорожных насыпей и откосов — 61 вида — (17,3 % от общего количе­ства видов урбофлоры) (Hylotelephium triphyllum (Haw.) Holub., Anthoxanthum odoratum L., Equisetum silvaticum L., Polemonium coeruleum L., Prunella vulgaris L., Onoris arvensis L., Pimpinelle saxsifraga L, Filipendula ulmaria (L.) Maxim., Viola mirabilis L., Scorzonera humilis L., Tragopogon orientalis L., Veronica vinbodonensis (M.Fisch.) M.Fisch., Viola arvensis Murr., Agrostis stolonifera L, Centaurea diffusa Lam., Artemisia austriaca Jacq., Chaerophyllum temiilum L., Arabis sagittata (Bertol.) DC, Elymiis caninus (L.) L., Lapsana communis L., Eiyngium campestre L., Thlaspi arvense L., Centaurea jacea L., Glyceria fluitans (L.) R.Br., Galeobdolon luteum Huds., Triticum aestivum L., Consolida regalis S.F. Gray, Schoenoplectus lacustris L., Epilobium hirsutum L., Stachys sylvatica L., Sisimbrium wolgense Bieb.ex Foum., Stellaria longifolia Ehrh., Irispseudacorus L., Papaver dubiiim L., Tragopogon bjelorussicus Artemcz., Campanula persicifolia L., Vincetoxicum hirundinaria Medik., Lepidium densiflorum Schrad., Bronius sterilis L., Persicaria scrabra (Moench.) Mold., Tragopogonpratensis L., Festuca gigantea (L.) Vill., Rubiis caesius L., Pteridium aquelinum (L.) Kuhn, Rorippapalustris (L.) Bess., Thymus serpillum L., Silene borysthenica (Grün.) Walters, Secale cereale L., Lathyrus pratensis L., Inula bribanica L., Fagopirum esculentum Moench., Pulmonaria officinalis L., Anthemis lithuania (DC.) Trautv, Angelica sylvestris L., Myosotis scorpioides L., Myosotis alpestris F.W. Schmidt, Scutellaria galericulata L., Dryopterisfilix-mas (L.) Schott., Ajuga genevensis L., Lathyrus sylvestris L., Inula helenium L.).

Таким образом, наибольшей видовой специфичностью отличается флора техногенных экотопов (пустырей и железнодорожных насыпей), а наименьшей — культурный травянистый покров скверов и линейных посадок.

По системе жизненных форм Серебрякова на территории г. Гомеля в целом отмечено: кустарников — 5 видов (1,4 %); кустарничков — 1 вид (0,3 %); полукустарников — 3 вида (0,9 %); поликарпических трав — 239 видов (67,9 %); монокарпических трав — 89 видов (25,3 %); земноводных трав — 9 видов (2,6 %) и водных трав — 6 видов (1,7 %).

По системе Раункиера спектр жизненных форм изучаемой флоры в целом выглядит так: терофитов — 57 видов (16,2%), гемикриптофитов/терофитов — 22 вида (6,3%), гемикриптофитов — 191 вид (54,3%), криптофитов — 66 видов (18,7%) (в том числе: геофиты — 56 видов (15,9%), гид­рофиты — 10 видов (2,8%)), хамефитов — 7 видов (2,0%), фанерофитов — 4 вида (1,1%). Распреде­ление растений данных групп внутри урброфитоценозов представлено в таблице 4.

Таблица 4 — Спектры жизненных форм в урбофитоценозах г. Гомеля (по Серебрякову)

классификация Жизненная форма Культурные травяные покровы Пустыри Железно­дорожные насыпи и откосы
централь траль­ных улиц скверов и линей­ных по­садок много­этажных районов частного сектора
по Серебрякову Кустарники 4 / 1,7 4/2,0
Кустарнички 1/0,5
Полукустарники 3/1,2 1/0,5
Поликарпические 44/

64,7*

42 / 67,7 47 / 64,9 58 /60,4 175 /

72,3

147/73,5
Монокарпические 17/25,0 14/22,6 20/26,0 36/37,5 58/24,0 43/21,5
Земноводные травы 4/5,2 1 / 1,0 2/0,8 4/2,0
Водные травы 6/7,8
по Раункиеру Терофиты 8/11,8 6/9,7 11 / 14,3 25 /27,4 38/15,7 27/13,5
Гемикрипто/Терофиты 7/10,3 7/11,3 7/9,7 10/10,5 15/6,2 15/7,5
Гемикриптофиты 45 / 66,2 42 / 67,7 43 /55,8 46/48,4 142/

58,7

117/58,5
Криптофиты:

геофиты

гидрофиты

7/10,3 6/9,7 6/7,8 9/11,3 14/14,7 39/16,1 33/16,5 1/0,5
Хамефиты 1 / 1,5 1 / 1,6 1 / 1,3 5/2,1 3/1,5
Фанерофиты 3/1,2 4/2,0

Примечание: * — цифра перед косой чертой — абсолютное количество видов по объекту; цифра после косой чер­ты — представленность в процентах от числа видов данного объекта.

Преобладающей группой жизненных форм по системе Серебрякова по всем уробофитоценозам являются поликарпические травы, далее по численности следуют монокарпиче­ские виды. Их соотношение в пределах каждого урбофитоценоза колеблется от 3,4 (скверы и линейные посадки) до 1,6 (частный сектор). Наибольшее разнообразие жизненных форм наблюдается во флоре нарушенных экотопов в связи с разнообразием имеющихся там усло­вий. Урбофитоценозы многоэтажных застроек отличаются представленностью водных и земноводных трав, т.к. в этих районах есть рекреационные водоемы, которые в большей или меньшей степени окультурены, и они плотно примыкают к жилым постройкам.

По Раункиеру спектр более разнообразен, но и здесь более многочисленны группы гемикриптофитов, гемикриптофитов/терофитов и криптофитов, которые и объединяют мно­голетние и двулетние виды растений изучаемой флоры города.

Сравнение жизненных форм флоры урбофитоценозов по двум классификациям пока­зывает, что для изучения флоры антропогенных территорий, на наш взгляд, более удобна классификация Серебрякова. Так как известно, что увеличение численности монокарпиче­ских видов позволяет проследить степень синантропизации флоры территории [6].

Изучено распределение видов изучаемой флоры г. Гомеля по типам корневых систем. Спектр по городу в целом следующий: длиннокорневищных — 75 видов (21,4 % от общего количества видов), короткокорневищных — 61 вид (17,4 %), корневищных — 22 вида (6,3 %); корневищно-рыхлокустовых — 5 видов (1,4 %), плотнокустовых — 6 видов (1,7 %); рыхлоку­стовых — 9 видов (2,6 %); длинностержнекорневых — 65 видов (18,5 %), короткостержнекорневых — 70 видов (19,9 %); клубнекорневых — 1 вид (0,3 %); корнеотпрысковых — 4 вида (1,1 %), кистекорневых — 16 видов (4,6 %); луковицевых — 3 вида (0,9 %), стелющихся — 13 видов (3,7 %), а также 1 паразит (0,3 %).

Спектр корневых систем флоры травянистых растений по урбофитоценозам приведен в таблице 5.

Таблица 5 — Спектр корневых систем флоры травянистых растений по урбофитоценозам

Тип корневой системы Культурные травяные покровы Пустыри Железно­дорожные насыпи и откосы
централь­ных улиц скверов и линей­ных по­садок много­этажных застроек частного сектора
длиннокорневищная 10/14,7* 14/22,6 14/18,2 20/20,8 59/24,4 46/23,0
короткокорневищная 13 / 19,1 9/14,5 11 / 14,3 13 / 13,5 43 / 17,8 33 / 16,5
корневищная 1 / 1,5 2/3,2 1 / 1,3 3/3,1 11/4,5 17/8,5
корневищно-рыхлокустая 4/5,9 2/3,2 3/3,9 2/2,1 5/2,1 4/2,0
плотнокустовая 1 / 1,3 5/2,1 1/0,5
рыхлокустовая 4/5,9 3/4,8 6/7,8 5/5,2 6/2,3 4/2,0
длинностержнекорневая 14/20,6 15/24,2 11 / 14,3 19/19,8 39/16,1 43/21,5
короткостержнекорневая 12/17,6 11 / 17,7 17/22,1 26/27,1 45 / 18,6 31 / 15,5
клубнекорневая 1/0,4
корнеотпрысковыя 1 / 1,5 1 / 1,0 4/1,7 4/2,0
кистекорневая 4/5,9 2/3,2 7/9,1 2/2,1 10/4,1 6/3,0
луковицевая 3/1,2 1/0,5
стелющиеся растения 5/7,4 4/6,5 6/7,8 5/5,2 10/4,1 9/4,5
паразит 1/0,4 1/0,5
Всего видов 68 62 77 96 242 200

Примечание: как таблице 4.

Спектр распределения типов корневых систем наиболее разнообразен на техногенных экотопах и менее — на культурных травостоях. Представленность и соотношение наиболее многочисленных групп не показывает достоверных отличий между урбофитоценозами.

Анализ видов по отношению к экологическим факторам трофности и влажности поч­вы показал, что по городу преобладают мезотрофы — 168 видов (47,9% от общего количества растений), эвтрофы представлены 115 видами (32,8 %), олиготрофы — 68 видами (19,4%). Спектр распределения видов урбофитоценозов по отношению к трофности и влажности поч­вы представлен в таблице 6.

По отношению видов городской флоры к фактору увлажнения выделены следующие группы растений: ксерофиты — 1 вид (0,3% от общего количества растений), мезоксерофиты — 18 видов (5,1%), ксеромезофиты — 70 видов (19,9%), мезофиты — 149 видов (42,3%), гигро­мезофиты — 71 вид (20,2%); мезогигрофиты — 30 видов (8,5%); гидрофиты — 8 видов (2,3%).

Таблица 6 — Спектр видов по отношению к трофности и влажности условий произрастания

Экологический фак­тор Группа Культурные травяные покровы Пустыри Железно­дорожные насыпи и откосы
централь траль­ных улиц скверов и линейных посадок многоэтаж­ных застро­ек частного сектора
Трофность Олиготрофы 14/

20,6*

14/22,6 18/23,4 17/17,9 50/20,7 32/16,1
Мезотрофы 40/58,8 35 /56,5 32/41,6 45 / 47,4 120/49,8 110/55,3
Эвтрофы 14/20,6 13/21,0 27/35,1 33 /34,7 71 /29,5 57/28,6
Влажность ксерофит 1/0,4 1/0,5
мезоксерофит 1 / 1,6 3/3,9 7/7,4 14/5,8 9/4,5
ксеромезофит 18/26,5 14/22,6 18/23,4 14/14,7 50/20,7 42/21,1
мезофит 34/50,0 32/51,6 33 /42,9 40/42,1 103/42,7 97/48,7
гидромезофит 9/13,2 11 / 17,7 8 / 10,4 22 / 23,2 50/20,7 37/18,6
мезогидрофит 4/5,9 6/7,8 9/9,5 20 / 8,3 10/5,0
гигрофит 7/9,1 1/0,5
оксиломезофит 1 /1,5 I /1,6 1 /0,4 1 /0,5
психромезофит 2/2,9 3/4,8 2/2,6 3/3,2 2/0,8 1 /0,5

Примечание: как в таблице 4.

Анализ распределения флоры травянистых растений антропогенных местообитаний по отношению к трофности почвы показывает, что преобладающая группа на всех урбофитоценозах — мезотрофы. На культурных травяных покровах центральных улиц и скверов не отмечается смещения его в какую-либо сторону. Смещение спектра в сторону эвтрофов хо­рошо заметно в условиях урбофитоценозов малоэтажных застроек частного сектора в связи с их близостью к агрофитоценозам частных садов и огородов и на железнодорожных насыпях и откосах. На обследованных пустырях спектр более размыт, т.к. здесь есть старые пустыри и недавно заброшенные строительные площадки, которые отличаются по трофности почвы.

Так как в состав флоры урбофитоценозов молодых многоэтажных застроек вошли водные и земноводные виды (см. таблицу 4), которые являются эвтрофами, но не относятся непосредственно к культурным травяным покрытиям, то, применительно к последним, пра­вильнее отметить смещение спектра в сторону олиготрофов.

Заключение

Урбанофлора (флора культурных травяных урбофитоценозов на центральных улицах, скверов и линейных посадок, молодых (до 20 лет) многоэтажных застроек спальных районов и малоэтажных застроек частного сектора) и флора техногенных экотопов (флора пустырей, железнодорожных насыпей и откосов) представлена 352 видами высших травянистых расте­ний, относящиеся к 225 родам, 57 семействам, 4 классам и 3 отделам. Преобладающей си­стематической группой являются двудольные покрытосеменные. Наибольшим видовым бо­гатством обладают пустыри и железнодорожные насыпи. Установлены списки эвритопов и стенопов для каждого урбофитоценоза. Наибольшая видовая специфичность — у флоры тех­ногенных экотопов. По системе жизненных форм Серебрякова преобладают поликарпические — 239 видов (67,9 %) и монокарпические травы — 89 видов (25,3 %). По системе Раункиера наиболее представлены гемикриптофиты. Составлены спектры жизненных форм по урбофитоценозам. Увеличение количества монокарпических видов позволяет проследить степень синантропизации флоры изученной территории. Представленность и соотношение наиболее многочисленных групп по типам корневых систем не показывает достоверных отличий между урбофитоценозами. По отношению к экологическим факторам трофности и влажности почвы по городу преобладают мезотрофы — 168 видов (47,9% от общего количе­ства растений) и мезофиты — 149 видов (42,3%). Смещение спектра в сторону эвтрофов от­мечается в малоэтажных застроек частного сектора и на железнодорожных насыпях и отко­сах. Во флоре молодых многоэтажных застроек заметно смещение спектра в сторону олиготрофов.

Литература

  1. Миркин, Б. Μ. Современная наука о растительности: Учебник / Б.Μ. Миркин. — Μ.: Логос, 2002. — 264 с.
  2. Почвы Белорусской ССР./ Под ред. Т. Н. Куликовской, Π. П. Рогового, Н. И. Смеяна.-Мн.: Ураджай, 1974. -328 с
  3. Бурда, Р. И. Направленное формирование флоры при ее антропогенной трансфор­мации /Р. И. Бурда // Интродукция и акклиматизация растений. -№ 12. — 1989. — С. 9-14.
  4. Мильков, Ф. Н. Рукотворные ландшафты: Рассказ об антропогенных ландшафтах / Ф. Н. Мильков. Μ.: Мысль, 1978. 86 с.
  5. Ильминских Н.Г. Экотопологическая структура городской флоры // Актуальные проблемы сравнительного изучения флор: Матери, совещ. СПб., 1994, С. 269-276.
  6. Сахапов М.Т. Урбофитоценология: изучение спонтанной растительности городв // Успехи современной биологии Том 109 ВыпЗ. 1990,С.453-466.

Автор: С.В. Жадько
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины, № 5 (50), 42, 2008. С. 101-108.