Агитационно-массовое искусство послереволюционного Гомеля

0
322
Искусство Гомеля и агитационный плакат первой пятигодки СССР

После известного октябрьского 1917-го да правительственного переворота в Петрограде к власти пришли большевики. Началась поспешная ломка не только государственно-политических структур, но и ломка прежних морально-этических и соци­ально-культурных устоев. Пропаганда соци­алистических идей, внедрение их в сознание масс, становится одной из важнейших задач новой власти. «Мы вечно на улице, — вещал «Журнал Витебского отделения РОСТА», — собираем, ловим и фиксируем бесконечные события яркой, революционной жизни и бросаем в народную массу красные стрелы нашего зовущего пролетарского слова» [1]. Активно культивировалась целенаправлен­ная идеологизация всех сфер общественной и культурной жизни. Все становилось крас­ным: красная армия, красный быт, красные дни, красные пролетарии, красный сев и даже … красные инвалиды. Игнорировались высокие гуманистические функции искус­ства, усиливалась и поддерживалась иде­ологическая тенденция превращения его в инструмент агитационно-пропагандист­ской работы. Однако, если абстрагировать­ся от идей «высокого искусства», то этот процесс имел и позитивные стороны. Он по­зволил раскрепоститься традиционному художественному мышлению и направить его на поиски новых форм и средств воплоще­ния «революционных» идей. Закладывают­ся основы и внедряется в художественную культуру новый синтетический род искусст­ва — агитационно-массовый, объединяющий почти все виды пластических и временных искусств. Его главная задача – агитационно­-пропагандистское воздействие на большие массы людей. В разных городах это задача решалась в общем идеологическом русле, но всегда имела свои особенности.

Цель данной статьи — анализ агитаци­онно-пропагандистских кампаний в послереволюционном Гомеле и исследование ат­мосферы культурно-политической жизни города на основе сохранившихся докумен­тальных материалов.

Агитационно-массовое искусство по­слереволюционного Гомеля

До января 1919 года Гомель находился в зоне немец­кой оккупации. Сразу же после ухода гер­манских войск начинается советизация всех сфер культурной и общественной жизни. При губернском отделе народного образо­вания начинает работу подотдел искусств, чуть позже — Гомельское отделение РОСТА. Перед ними в первую очередь ставилась не­отложная задача пропаганды идей и сути пролетарской революции. Разворачивается масштабная политико-агитационная рабо­та и мобилизация для ее проведения всех работников «культурного фронта» губер­нии. Поэтому неудивительно, что наиболее яркие страницы культурно-художествен­ной жизни города и губерни были связаны именно с задачами агитационного искус­ства. В Гомеле, также как и в других горо­дах, одной из основных форм их реализации становятся массовые политические кампа­нии, революционные праздники и так на­зываемая «монументальная пропаганда». Вначале будет целесообразным остановить­ся на художественно-оформительской со­ставляющей этих мероприятий. Именно эта составляющая была наиболее активным и действенным компонентом в облике старо­го города. Анализ сохранившихся материа­лов показывает, что в Гомеле в оформлении города и массовых кампаний в меньшей степени (по сравнению с Минском и Витеб­ском) заметны проявления авангардного, «революционного» искусства. Идеи художников-реформаторов и пролеткультовцев или не успели дойти сюда, или не были при­няты. Правда, в Гомеле существовала отно­сительно небольшая организация Пролет­культа, главной доктриной которой было ниспровержение старой и внедрение новой, «пролетарской» культуры. Однако суще­ственного влияния на конкретные виды и области искусства она не оказывала, если не считать общей тенденции культивирования идей революции в культуре.

Одним из определяющих факторов в декоративно-монументальном и оформи­тельском искусстве послереволюционного Гомеля являлась довольно многочислен­ная группа художников традиционной, ре­алистической или околореалистической направленности. В 1919 году секцией изо­бразительного искусства там было зарегестрировано 17 человек [3]. В конце 1919 года они организовали художествен­ную студию (школу) имени М. Врубеля. Учеб­ная программа основывалась на серьезном изучении натуры, композиции, цветоведения, перспективы, анатомии и истории ис­кусств. В студии преподавали талантливый график и художник-оформитель, уроженец Гомеля, А. Быховский; выпускник Россий­ской академии искусств Ф. Валеро; окончив­ший Киевское художественное училище и Киевский архитектурный институт архи­тектор Р. Вилькин; художник фресковой жи­вописи А. Душек, который учился Варшаве и Вене; гомельский художник С. Ковровский; выпускник Пражской академии художеств О. Марикс; выпускник Пензенского худо­жественного училища Н. Малец; окончив­ший Виленскую художественную школу и Пражскую школу декоративного рисования Д. Розин; литератор Д. Выготский [4]. Пре­подаватели, а также учащиеся, впослед­ствии известные художники Г. Нисский, Л. Смехов, Б. Звиногродский, Е. Телишевский и другие с первых дней существования студии губернскими и городскими властя­ми были привлечены к художественно-аги­тационной деятельности. Основная часть работ выполнялась в студийной графиче­ско-плакатной мастерской, которой руково­дил А. Быховский, и декоративной (руково­дителями ее в разное время были А. Душек, О. Марикс и С. Ковровский), где разрабаты­вались эскизы росписей, панно, макетов, костюмов и декораций. В этих же мастер­ских часть проектов выполнялась в мате­риале. Об их активной деятельности можно судить по перечню работ, сохранившемуся в Госархиве Гомельской области [5]. Боль­шинство из них выполнено к празднич­ным и другим политическим кампаниям. До 1921 года было изготовлено 194 портре­та и 23 бюста вождей революции, 79 панно, 407 лозунгов и 87 диаграмм агитацион­но-пропагандистской направленности, 3 памятника (в перечне не указано кому) и 14 объемно-декоративных установок: три­бун, арок, макетов, 36 наименований печат­ных плакатов. Кроме этого, большое количе­ство знамен, портретов, лозунгов, плакатов и фотографий выполнялось в городской живописной мастерской «Артель» и «Трудо­вой студии», открытой секцией художников профессионального союза театральных ра­ботников [6]. В настоящее время масштабы подобных работ, учитывая послереволю­ционную разруху, острую нехватку средств и материалов, вызывают удивление. Несо­мненно, здесь не малую роль играли революционная романтика, эйфория «свободы» и «светлого будущего», вдохновлявших работников искусств и поддерживающих их творческий энтузиазм. Однако, пожалуй, главным действенным фактором являлись директивные установки советской власти на постоянную и повсеместную пропаганду идей победившей революции всеми доступ­ными и масштабными средствами.

Таким, например, был «День советской пропаганды» — уникальная массовая поли­тическая кампания в форме всеобщего гу­бернского праздника. Правда этот «День» не стал традиционным, просуществовал не­долго и не вошел в реестр «красных дней» со­ветского календаря. Однако его идеи и цели часто проявляются даже в настоящее время. В Гомеле и на территории губернии он впер­вые проводился 20 июля 1919 года. Пред­седателем комиссии по его организации и проведению был назначен заведующий губотнаробраза И. Брихничев, ответственным за оформление города — инструктор сек­ции изобразительного искусства художник Ф. Валеро. Планом оформления предусма­тривалось широкое использование разно­образных художественных средств: панно, плакатов, лозунгов, различных агитацион­ных надписей. За эту часть работы несли ответственность специально созданные ло­зунговая и художественная секции. Наряду с ними была организована секция монумен­тальной пропаганды (реализация ленин­ской идеи), в обязанности членов которой входили разработка эскизов, создание бю­стов вождей (Ленина, Троцкого, Свердлова и местных коммунаров) и агитационных досок с революционными текстами [7]. «Го­мель я нашел буквально испесчеренным такими надписями…», — писал побывавший в то время в городе А. Луначарский. По его утверждению, даже в Москве и Петрограде подобные формы агитискусства не полу­чили столь большого распространения [8]. К сожалению, время их не сохранило. Кон­структивные, пластические и композицион­ные качества большинства досок-лозунгов остаются для нас неизвестными. Однако в Госархиве Гомельской области хранится часть текстов, по которым можно судить об их содержании. Они наполнены острополи­тическими лозунгами и призывами, пафо­сом революционной борьбы и оптимизмом «прекрасного будущего»: «Безумству хра­брых поем мы славу», «Лучший залог свобо­ды — винтовка в руках трудящихся», «Долой тиранов, прочь оковы, не нужно рабочим пут», «Несмотря на все трудности и лише­ния, на все бедствия, власть рабочие и кре­стьяне из своих рук не отдадут», «Лишь мы, работники всемирной великой армии тру­да, владеть землей имеем право, а парази­ты никогда», «Для последнего решающего боя мы сомкнем трудовые ряды», «Союз рабочих и крестьян сломит союз буржуев и помещиков», «Кто хочет великого прекрас­ного будущего, тот должен, прежде всего, позаботиться о детях», «Дело идет к тому, чтобы добыть для наших детей возмож­ность стать художниками жизни», «Через пропасти и бездны старого мы построим мосты и дороги к прочному близкому сча­стью всех трудящихся» [9]. Вместе с ло­зунговыми текстами с целью внедрения в сознание масс и ее популяризации, часто использовалась недавно разработанная со­ветская символика: герб республики, серп и молот, звезды, факелы и другие револю­ционные символы. Некоторые доски укра­шались орнаментальными композициями. Основным материалом служил алебастр, из которого по восковым формам отли­вались доски с барельефными изображе­ниями. Для плоскостных композиций в качестве основы широко использовались жесть, фанера и другие материалы. Порой их нехватка вынуждала художников при­бегать к самым неожиданным решениям. Так, необычный и нарядно-декоративный вид городу придавали лозунги и призывы, написанные золотистой краской на тол­стом зеркальном стекле. Надписи, по всей видимости, выполнялись в мастерской по художественным росписям на зеркалах, бывшей в то время в Гомеле [10].

Агитационные доски

Агитационные доски остались для нас одним из знаковых порождений революционной эпохи. Опыт использования «монументальной литера­туры» не был забыт и широко использует­ся как органическая часть памятников-ме­мориалов, памятных досок и в настоящее время. Примером могут служить извест­ные мемориальные комплексы «Хатынь», «Брестская крепость» и другие.

Разумеется, что агитационные доски яв­лялись лишь частью визуального обновле­ния и активизации городского пространства и в силу своих ограниченных размеров «ра­ботали» в большей степени лишь своим воз­вышенным, «зажигающим» содержанием. В праздничные дни основу декоративного комплекса оформления Гомеля, как и боль­шинства городов, составляли крупнораз­мерные художественные панно, разумеется, революционного, возвышенно-бодрящего содержания, часто с советской символикой. В цветовой палитре оформления, естествен­но, доминировал красный цвет как символ всемирной революции. Повсеместно было распространено изображение мощной руки рабочего с красным знаменем и словами «Мы поднимаем гордо и смело знамя борь­бы за рабочее дело» [11]. Цветовую пали­тру города обогащали многочисленные ти­ражные плакаты, отпечатанные в две-три краски, кумачовые ленты и зеленые гир­лянды. Особое внимание уделялось убран­ству зданий, где размещались партийные и государственные органы: комитет КП(б), губисполком, комитет профессиональных союзов, а также декорированию вокзала и центральных площадей. Здесь, решая зада­чи декоративного и идеологического плана, художники стремились разместить сред­ства убранства таким образом, чтобы их восприятие было наиболее действенным. Поэтому большое внимание обращалось на соответствие содержания оформления и назначения того или иного здания. Это подчеркивалось и в постановлении празд­ничной комиссии, где говорилось, что «все советские учреждения. должны быть укра­шены досками и лозунгами, отвечающими целям данного учреждения» [11].

Агитационно-пропагандистский арсенал празднования не исчерпывался изобрази­тельно-декоративными средствами. Орга­низаторы массовых политических кампа­ний старались привлечь к этому все виды пластических и временных искусств, т. е. придать торжествам синтетический харак­тер. Они понимали, что наряду с решением чисто агитационно-пропагандистских за­дач, необходимы художественные средства и приемы, направленные на создание зре­лищно-привлекательной, возвышенной атмосферы праздничных и других мероприятий. Без этого действенность полити­ческих акций оставалась бы весьма низкой. Например, ко «Дню советской пропаганды» музыкальной и театрально-репертуарной секцией с участием художников были под­готовлены аллегорические сцены «Интер­национал», «Социализм», «Союз рабочих и крестьян», инсценировка-лубок «Буржуй на общественных работах». В шествиях при­нимали участие духовые и балалаечные оркестры, группы гармонистов и народные хоры. По реке Сож курсировал специально декорированный агитационно-концерт­ный пароход [3]. В ночное необычным фе­ерическим зрелищем выглядело сожжение на площадях и специальных помостах сим­волических или конкретных изображений «врагов революции». Во время празднова­ния 2-й годовщины Октябрьской револю­ции под конвоем красноармейцев была про­везена карикатурная фигура английского премьера Вильсона и сожжена под звуки ор­кестров и крики зрителей, после чего была включена праздничная иллюминация горо­да и пущены фейерверки [12].

Необходимо отметить, что, несмотря на энергетический «голод», здесь впервые де­лалась попытка ночного светооформления города. Для этого создается так называемая пиротехническая секция, которая занима­лась иллюминацией городской среды и под­готовкой фейерверков. Обращает внимание тот факт, что специальным постановлением губисполкома запрещалось в дни празднич­ных торжеств использовать электричество для освещения жилых помещений горожан. Вся энергетическая мощь города направля­лась на создание праздничной иллюмина­ции и освещение тех мест и учреждений, где проводились собрания, митинги, концерты, «революционные» спектакли и театрализо­ванные постановки. Эффектным акцентом ночного убранства Гомеля являлся огром­ный электрофицированный факел — «Символ Свободы и Просвещения», зажженный на городской каланче [13].

Примечательным, знаковым явлением того времени, становятся так называемые световые газеты. Они показывались обыч­но вечерами, собирали большое количество зрителей и являлись весьма действенным, новым средством агитации и праздничной зрелищности, как в Гомеле, так и в других городах, например, в Витебске. Изображе­ния, снабженные соответствующими по­яснительными надписями, рисовались художниками на стеклянных пластинках и через проектор демонстрировались на экране. Чаще всего это были сатирические шаржи и карикатуры на врагов советской власти, тунеядцев и вредителей. Отобра­жались также наиболее актуальные про­блемы местной жизни и всей страны. Ино­гда изображения чередовались с краткими комментариями ведущего, шрифтовыми лозунгами, стихотворными куплетами и диаграммами [14]. Простота изготовления диапозитивов, не требующая сложного оборудования и дорогих материалов, да­вала возможность быстро откликаться на события текущей жизни. Световые газеты в 20-х годах утвердились как новая эффек­тивная форма массово-зрелищных меро­приятий и действенное средство агитаци­онно-пропагандистской работы. К началу 30-х годов, с развитием кинопроецирующей техники, световые газеты постепенно усту­пают свое место кино.

Заключение

После октября 1917 года на территории бывшей Российской империи, включая Беларусь, начались радикальные преобразования во всех сферах социально­политической жизни, закладывались новые идеологические и организационные формы массовой, «пролетарской» культуры. Орга­низаторы и идеологи политических кампа­ний стремились направить весь комплекс искусств на решение неотложных агитаци­онно-политических задач. Это было время исканий и осмысления нового назначения искусства и его возможностей в реализации идей революции. Менялся пластический язык искусства, начиналось художествен­ное освоение масштабной архитектурно­пространственной среды улиц и площадей. По сравнению с другими городами, напри­мер, Витебском и Минском, где в оформле­нии политических кампаний доминирова­ли авангардные направления, в Гомеле они проявились в наименьшей степени. Как уже отмечалось выше, это объясняется наличи­ем в городе художественной студии имени М. Врубеля, большинство преподавателей которой придерживались традиций акаде­мической школы. Заложенные начала агита­ционно-массового искусства в первые годы советской власти стали основой политиче­ских кампаний более чем на 70 лет. Многие элементы советской идейно-политической и эстетической доктрины продолжают жить и в настоящее время. Однако современным идеологическим работникам явно не хвата­ет той смелости, новаторских поисков, ори­гинальности, некоторой эпотажности, кото­рые были присущи агитационно-массовому искусству послереволюционных лет.

Литература

  1. Амский, И. Итоги работы / И. Амский // Журнал Ви­тебского отделения РОСТА. — 1921. — № 1. — С. 2.
  2. Шамшур, В. Агитационно-массовое искусство послере­волюционного Минска / В. Шамшур // Искусство и культу­ра. — 2012. — № 3(7). — С. 60-65.
  3. Путь Советов. — 1919. — 18 июня.
  4. Госархив Гомельской обл. — Ф. 60. — Оп. 1. — Ед. хр. 976. — Л. 22.
  5. Госархив Гомельской обл. — Ф. 60. — Оп. 1. — Ед. хр. 976. — Л. 2.
  6. Известия революционного комитета г. Гомеля и уезда. — 1919. — 8 марта.
  7. Госархив Гомельской обл. — Ф. 60. — Оп. 1. — Ед. хр. 1252. — Л. 28.
  8. Луначарский, А. В. Ленин и искусство / А. В. Луначар­ский // Об изобразительном искусстве. — М., 1967. — С. 8.
  9. Госархив Гомельской обл. — Ф. 60. — Оп. 1. — Ед. хр. 1252. — Лл. 11, 12, 24.
  10. Путь Советов. — 1919. — 20 февраля.
  11. Госархив Гомельской обл. — Ф. 60. — Оп. 1. — Ед. хр. 1252. — Л. 6.
  12. Октябрьский праздник в Гомеле // Путь Советов. — 1919. — 13 нояб.
  13. Вторая годовщина Октябрьской революции // Путь Советов. — 1919. — 6 нояб.
  14. Путь Советов. — 1919. — 17 июля.


Автор:
В.В. Шамшур
Источник: Искусство и культура. — 2014. — № 1(13). — С. 12-17)

Радикальные преобразования в России, вызванные Февральской революцией и в большей сте­пени октябрьским переворотом 1917 года, ломали не только социально-политические устои, но и духовную культуру, в том числе и эстетическую сущность искусства. Новая власть сразу же нача­ла использовать различные его виды и роды как политико-идеологическое оружие для поддержки, закрепления и развития идей пролетарской революции. Сложился новый, синтетический род ис­кусства, объединяющий пластические и временные из них, а также литературу, с задачей актив­ного агитационно-пропагандистского воздействия на большие массы людей. В данной статье, на основе сохранившихся документальных материалов, автором делается попытка воссоздания атмосферы культурно-политической жизни, рассмотрения и анализа агитационно-пропаган­дистских кампаний в послереволюционном Гомеле. Рассматривается работа Гомельской художе­ственной студии имени М. Врубеля, принимавшая активное участие в разработке декоративно­-монументальных средств оформления города к «красным» торжествам, «монументальная литература» — так называемые агитационные доски, световые газеты, театрализованные представления и праздничные шествия с соответствующим ар­сеналом оформления, средства декорирования архитектурно-пространственной среды города.

Ключевые слова: послереволюционный Гомель, художественная студия имени М. Врубеля, пролетарские торжества, «день советской пропаганды», декоративно-художественное оформление, агитационные доски, световые газеты, театрали­зованные шествия и представления, праздничная иллюминация.

Propaganda and Mass Art of Post-Revolutionary Gomel

Shamshur V. V.

Radical transformations in Russia, caused by February Revolution and, to a greater extent, by 1917 October riot, broke not only social and political base but also spiritual culture, esthetic essence of art including. New authorities immediately began using its different forms and types as political and ideological weapons to support and develop the ideas of the proletarian revolution. New synthetic kind of art was set up, which joined plastic and temporal arts as well as literature with the task of active propaganda impact on large masses of people. In the article on the basis survived documental materials, the author makes an attempt to revive the atmosphere of cultural and political life, to consider and analyze propaganda campaigns in post-revolutionary Gomel. The work of Gomel Art M.Vrubel Studio is considered, which actively participated in the development of decorative and monumental means of the city decoration for red letter days, «monumental literature» — the so-called propaganda boards, light newspapers, theatrical performances and festive marches with corresponding decorations, means of decorating architectural and space environment.

Key words: post-revolutionary Gomel, Gomel Art M.Vrubel Studio, proletarian feasts, «Soviet propagand day», decorative and artistic decoration, propaganda boards, light newspapers, theatrical marches and performances, festive illumination.

(Art and Culture. — 2014. — № 1(13). — P. 12-17)